Венченцо. Александр Великий на Буцефале несёт свет диким народам.
… Лучшими специалистами на великой картине признано бесспорное сходство и великого полководца и его коня при жизни…” 
(Time-News, Лондон, 1904 г.)

(навеяно комментарием Станиславы Сибирцевой)

Что-то похожее из “Алисы” – “… начни говорить с самого начала, а когда договоришь до самого конца, тогда и остановись… Хорошо?”

Кто-то сказал, что историю пишут политики. Да, это так, наверное.
И ещё пишут по-своему. Хорошие политики пишут хорошо, а плохие – не хорошо. А иногда и наоборот.
Объявление крупно красным: “Вход – строго по пропускам! Но можно и так.” (М. Жванецкий)

А вы опять отвлекаете меня, солнце моё. На кой мне сдался ваш Македонский? У меня десяток текстов лежат, киснут, недоделанные, а вы мне с Македонским.
Ну, ладно, не “ваш”.
Итак, ну что ж?… Мы теперь точно знаем, что историю нам пишут политики.
А про Македонского мы откуда знаем?
Из интернета. Да, это прекрасная шутка. И про Христа сейчас всё узнать раз плюнуть. Для смеху наберите, к примеру – размер обуви Иисуса, и вы сразу всё узнаете. Даже видео с Христом получите. Не чёткое, но это не важно.
Итак, мы знаем теперь достоверно, что Македонский у нас великий из величайших. И это бесспорно. Шутка ли? Всю жизнь человек добывал славу, в боях и походах провёл жизнь. Живота не пожалел, чтобы славы этой было с лихвой. Чтоб слава была ни такая, как у некоторых, а действительно – славища! Пол-мира покорил…
Стоп. Тут сразу стоп.
Я человек нерусский, вы ведь знаете наверняка. Вы мне подробнее, плиз. Шо такое “покорил”? Сделал покорными? Или чего?
Он… (торжественной литургией под орган) завоевал Персию, завоевал (одним глазом в гугл) чё там он ещё?.. Короче говоря от Европы до Кита-а-ая… (тем же голосом) Вели-икий полково-одец…
Подождите. Это я в курсе. Мне это с молоком матери всосали. Спроси любого на улице, ей-богу. Остановите так вот прямо сейчас любого незнакомого гражданина с улыбочкой так:
— Слышь, придурок, а кто такой Македонский?..
И гражданин даже засмеётся невольно:
— Вы что же, не знаете, что ли? Это же великий полководец… Пол-мира он завоевал…
И весь мир в курсе, кто такой Македонский. В любом Эрмитаже-Лувре зажмурьтесь и харкните наугад – бьюсь об заклад, в бюст Македонского попадёте! Вот попробуйте!.. Это ж и коню понятно. Такая славища у человека!.. У-у-у!..
А кто создавал такую славу ему? Да-да, именно создавал.
Создавали славу Великому Александру те, для кого он грабил и убивал непокорных.
Тут была организована целая кампания, а совсем не так, как показано в американском кине:
“… Сидит такой царь Александр, и думает:
— Чё-то слава Македонская не того совсем… Надо пойти в поход, что ли?..
И пошёл Шурик в поход на белом коне, впятером. И так как мы знаем, что Шурик-то ни какая-нибудь сволочь, а Великий, оне впятером пошли и с большим трудом разгромили жутких дикарей, поедающих младенцев, и заставили их не есть больше сырое мясо, потому что это вредно, и в школу ходить, и построили им города и железную дорогу… И славу потому добыли неимоверную…
— Ты про чё опять?
— Про то!.. Я хочу, чтобы вы сами сказали то, чё я думаю про этого Великого.
Включите фантазию. Правитель какой-то страны собирает здоровенное войско, нанимает наёмников, ведёт переговоры с алчными соседями, вооружается до зубов, и шурует по миру, уничтожая всё на своём пути. Славу добывает.
— И чё?
— Кий в плечо. Славу, говорю он до…
— Это типа, как Гитлер, что ли?
— Сплюньте! Как можно так сравнивать? Вы сдурели что ли? Кто Македонский, а кто Гитлер? Ха-ха-ха-ха!..
Вы мысленно поставьте рядом эти два образа и охренейте вместе со мной. Я впечатлительный, когда трезвый, и охреневаю быстро.
Гитлер – мразь конченная, и все это знают. Собрал, сволочь, армию огромную, вооружился до зубов с помощью алчных тварей из Антанты, и пошёл творить беззаконие и сеять смерть по миру… На века своё имя оставил в истории. Скажите мне “Гитлер” – и передо мною сразу перекошенное немигающее лицо, и горы голых трупов, и хутора горят, и концлагеря…
А Александр Македонский – это совсем другое. Он славу добывал. И был великим полководцем.
— Как это?
— Ну, так это. “Вёл полки” умело. Собрал полки и повёл их. И пол-мира покорил,– и тряпочкой фланелевой мраморный бюст в кудряшках “иу-иу” до блеска,– И писали потом:
…– И он, бесстрашный словно лев… И мудрый воин… И оратор божий, чей голос поднимал войска на битву славную…
А чё не поднять-то? Если ты царь.
Построил войско, допил кофе, вышел на балкон:
— Ахтунг! Ахтунг!.. Пошли, хлопцы, славу добывать великую! А кто не пойдёт – тот чмо!
И воины гордо сомкнули щиты, и как один пошли, и добыли.
И писали (и пишут до сих пор!) лизоблюды всех мастей о славных подвигах тех.
“… И Александр, чей образ схож с божественным Эолом, с отрядом малым в стан противника ворвался неприступный, чьё войско затмевало небо, и смелостью своей пленил несчётное количество народов кровожадных…”,– писал восторженно летописец после взятия очередной деревни в индийских джунглях, проводив взглядом всех одиннадцать оставшихся дикарей, связанных в цепочку для продажи в рабство.
— Слышь, тут надо это… Вот эту хрень убираем, короче..,– лучшие европейские архитекторы по хозяйски прохаживались по деревне,– Да, вот ту эту херню тоже убирайте, короче, а сюда и сюда ставим бюсты и статуи. Понятно?
И убирали люди идолов своих кровавых и ставили мраморные статуи, и вокруг статуй строили дороги и фонтаны, и это называлось – нести цивилизацию.
… — Про храм забыл!..,– кричал лучший архитектор из удаляющейся уже повозки,– Слышь, ты!.. Губернатор хренов!.. Храм не забудьте вон там в углу!.. Ты понял, чучело?.. Приеду проверю!..
И шло малочисленое войско Александра дальше, и несло в мир культуру, искусство и поэзию. И это не мудрено. Александр был не только блестящим воином (отвечаю – есть масса примеров, где Македонский в одиночку захватывал неприступные крепости!..) Горячий парень был. Подъезжают как-то к крепости, а крепость… Мама дорогая… Там на вертолёте только. И Александру войско говорит:
— Сань, может ну их?..
А там и вправду. Кто до конца забора взгляд не кинет, у всех шлем на землю “бряк”! Во какая крепость…
И с крепости жирные дикари смеются и жрут мясо руками, вытирая руки о золотые рукава, и слышно, как в клетках девушки прекрасные плачут.
И Александр вдруг пришпоривает горячего коня, и как лупанёт голопом, войско аж ахнуло, стоит такое, переглядывается, чё делать-то? И давай бегом за Александром!.. На смерть неминуемую. И до крепости добежали, а Александр-то уже её и взял. Кирдык крепости. Чё вы хотели? Македонский же! Стоит, улыбается, фонтан строит.
А лучшие архитекторы подъезжают с позором на повозках, журят его обиженно:
— Сань, ну чё ты в натуре… Не бережёшь себя совсем… А чё стрясётся с тобой? Чё тогда?..
И показывают мирный вечер в очередной крепости.
Александр омыл раны, прохаживается устало по бастиону, смотрит задумчиво вдаль, на огни военного лагеря глядит:
…– Нет всё-таки…,– вздыхает,– Маловато ещё…
— Сань, ты чё?,– заспанный архитектор поднимает сонное лицо.
— Маловато…,– великий полководец вздыхает задумчиво, руки скрестив, глядя на пламя костра,– Славы-то…
— Да ладно тебе!..,– архитектор успокаивается, брови хмуря,– Ложись уже!.. Время – пол-второго!.. Завтра ещё Персию брать!..
И Александр вздыхает смиренно, и ложится… вместе с архитектором…
Тут как не крути, а пришлось.
Писатели истории и так и эдак крутили, а пришлось этот момент пронести вскользь, чтобы быть честными до конца.
Да, Саша был пидорас… Разве можно так написать в учебнике? Будем писать  пи….  (пи– это звук, заменяющий нехорошее теперь слово.)
Нет, конечно. Так написать было нельзя. Поэтому так и не писали. И куды тоды деть кучу картин и статуй соответсвующих, где только глянь, а сразу видно, что Шурик-то – пи… И тогда со вздохом добавляли пару потешных абзацев, скромных и сдержанных, но обязательных. Мол, Великий Александр, как и принято было раньше в старинуделил ложе и с любимыми жёнами своими, и с великими лучшими и достойными воинами. Разве можно написать, что великий полководец был педофил? Нет, конечно. Тут надо аккуратно. И поэтому часто ставили только статуи с определённым подтекстом, чтобы не перевирать историю. Но оставим это, ибо надоело, и неприлично писать об этом так. Но тут очень кстати пришлись и обстоятельства смерти Великого Полководца. В то время великие правители как правило проводили вечера на пирах, и Александр тоже любил пиры, и много рыгал, так как пил без остановки. И якобы Сашу лечили всё время настойками, и перестарались и отравили.
–… так как он был весь израненный в славных боях.
И сюда очень кстати вплёлся сюжет с гомосятиной.
Александр действительно отравился нечаянно, и решено было написать, что отравила его жена, приревновав к очередному лучшему и достойному воину.
–… И кстати неплохо звучит, милорд. “Великий полководец умер от любви к мужчине”… У?..
— Про сифилис писать?
— Нет, не надо пока.
— А про эту… Гм… Как её…
— Нет. И про неё не надо… И вообще, дайте сюда этот свиток.
И горит в камине Ватикана очередной свиток, и больше никто в мире не узнает, как обильно кровил анус великого полководца при смерти, пересыщенный любовью великих и достойных воинов.
…–“… И великая держава распалась после смерти Александра…”?… Хм… Может как-то…
— Нет. Оставьте так…
— Но милорд… Александр умер, и великая держава, которую он строил всю жизнь, сразу развалилась?.. Так, что ли?..
— Да. Так и оставьте. Или вы собираетесь написать всё?
— Нет, конечно…
И опять свитки летят в огонь…
Угораздило ж этим свиткам очутиться ни где-нибудь, а именно в Ираке?..
И смотрит лучший архитектор в отблеск пламени, пожирающей древний папирус из разорённого музея.
…– М-да… Великий царь мёртв, но и мёртвый он завоёвывает мир… Что там по Саддаму Хуссейну?..
— Сейчас должны позвонить. Вроди бы всё по плану.
— Угу… Хорошо… А насчёт Геракла?
— Насчёт Геракла говорят погорячились, конечно, но теперь будет сложно опровергнуть, милорд…
— Ну, что ж… Пусть пока останется… Ха-ха… А звучит потрясающе… Согласитесь?.. Отец Геракла… Ха-ха-ха… Действительно, потрясающе… Геракл – сын Александра Великого… Ха-ха-ха… Ох, торопыги…
— Стараемся, ваше преосвященство… Лучшие специалисты…