Ыша.

702lqzm3cku… Началась эта история внезапно. Кот будто с неба свалился. Олин балкон был оборудован так, что дочь её, одиннадцатилетняя Катя, почти всё лето проводила на этом балконе. Уютный диванчик расположен высоко и прямо перед окнами – улица видна далеко, до самой реки внизу. Серёга утеплил балкон, все щели прошёл пеной, и на балконе можно было запросто спать. Светильник приладил прямо над головой, и Катюша даже читала, когда могла ещё сама держать книгу.… Родилась Катюша совершенно здоровой и крепкой девочкой. И Серёга с Олей уж подумывали и о сыне, когда в семь лет Катя стремительно переболела чем-то страшным, и её скрутил паралич. И теперь девчонка лежала тряпичной куклой, совершенно не владея конечностями, хотя по природе сильная Катя всякий раз улыбалась матери, стараясь подбодрить. Отлежав несколько месяцев в больнице, пройдя через сотню ужасных процедур, обещавших поправку, девочка действительно стала поправляться, и её даже выписали домой, где через неделю с ней и случился инсульт, и всё началось заново.
… И всё это уже, кажется, было позади. Время-то сколько прошло! У неё и волосы после “химии” отросли неожиданно красивыми волнистыми локонами. И глотать уже получалось самой через раз. А врач поджимал губы, вздыхая:
— Вот и молодец… Угу… Хорошо. И массаж обязательно, Ольга Михална. Лёгонький. Пролежней чтобы не было. И вот это ещё поколете с месяц. А это уже не обязательно. Понятно? И свежий воздух! Свежий воздух обязательно! С солнцем поаккуратнее. Набирайте вес. Уставайте. Чтоб на горшок бегала “по маленькому” у меня каждый час!,– в шутку потрепал он перед уходом костлявое прозрачное плечо девочки.
… В коридоре потом  шептались врач  с Олей. Та по-собачьи заглядывала ему в глаза, каждое слово хватая, а врач вздыхал, смущался, пряча глаза, и врал неумело:
— Что ж я могу сказать вам?.. Сколько диагнозов – столько и историй. Всё будет хорошо. Надеюсь, и речь восстановится… Частично… Всё от неё зависит. Положительные эмоции… Э-э-э.. Побольше жидкости… И не вздумайте простыть или упасть!.. Гимнастика – каждый день. Угу… Вот моя визитка. И очень прошу вас – ни в коем случае не плачьте при ней. Не жалейте и не причитайте. Если она поймёт, что всё напрасно – будет действительно хуже…
И Кате становилось хуже. Она потускнела, и совсем не реагировала на происходящее. И Оля понимала, что дочь сама всё понимает. И всё чаще обыкновенное состояние девочки было оцепенением с тусклым взглядом в угол потолка.
Вот тут он и пришёл.
…Заглянув как-то в обед к спящей обычно в это время дочери, Оля замерла в испуге. Прямо у изголовья дремлющей Катюши сидел здоровенный лохматый кот. Рыжий с крупными чёрными и белыми пятнами, нахальный бродячий кот с достоинством посмотрел на Олю, что и остановило женщину, которая кинулась было немедленно к коту. Катя открыла глаза, покосилась на кота. Оля замерла. Кот встал, продемонстрировав прекрасную шерсть, потоптался немного, и опять сел. Перепуганная Оля мысленно разрешила коту побыть в гостях (минуточку только!), лихорадочно соображая, как же он забрался на второй этаж: “Пусть посидит. Простыни надо будет постирать потом… И Катюшку протереть чем-нибудь…”,– думала Оля, не сводя глаз с дочери, отчётливо видя интерес в них,–“Пусть ещё… чуть-чуть…”. Помня наставления врача, женщина сделала смешной голос:
— Это кто к нам пришёл тут? А?.. Кто это к Катюшке пришёл? Ух, бандюга…
Осторожно протянув руку, она погладила гостя, который зажмурился и напрягся, но погладить себя дал. Украдкой наблюдая, как Катя улыбается, Оля старалась не спугнуть это сказочное мгновение.
… Кот наотрез отказался мыться. Оля даже не предполагала, что с ним будет так сложно бороться. Дав себя взять на руки, кот разрешил отнести себя в ванную, но при каждой попытке поместить его в воду, он, хватаясь когтями за рукава халата, с треском вырывался и бежал на балкон, удивлённо тараща глаза на глупую женщину.
— Вот паразит же!,– Оля в который раз повторяла свою попытку, смеялась, искоса поглядывая на улыбки дочери, которая не сводила влюблённых глаз с кота,– Вот свинота!..  Как звать тебя? А?.. Свинтус!..
… Вечером на кухне Оля кормила мужа, торопливо шепча:
— Представляешь? Весь день улыбается, и голову повернула!.. Раза три! Я сама видела! Представляешь? Раза три, точно!.. Он на полку запрыгнул, а она чуть-чуть головку… Набок…
Оля задохнулась в беззвучном плаче, и Серёга привычно обнял жену:
— Ну ладно…
— Как и залез-то? Непонятно… А потом она уснула, а он ушёл…,– тарахтела та по-тихоньку,–  На бродячего не похож. Ухоженный… Умный. Небось, ищут… Кота-то…
… На следующий день Оля кормила из ложечки Катю, когда кот опять пришёл. Продираясь сквозь ветки тополя, он легко впрыгнул в окно, сел на подоконник, всем видом показывая:
— Ни чего, ни чего! Кушайте, я подожду.

Катя косила в его сторону глаза, и улыбалась, и Оля еле сдерживала слёзы, видя, что дочь впервые за много месяцев ест с удовольствием:
— Вот же, умница моя!,– женщина вытерла дочери рот,  повернулась к коту:
— Пришёл? Ты чего ж опаздываешь к нам? Мы уже всё съёли. Да, Катюш?
Кот облизнулся и лёг на локти, щурясь и улыбаясь.
— Чё молчишь?,– изо всех сил старалась Оля. Ещё немного подурачившись, она понесла пустую посуду на кухню, после чего вернулась,– Как звать-то тебя, сударь?
— Ыш-ша…,– тихо, но внятно сказала Катя.
Оля минуту сидела неподвижно, боясь упасть на пол и напугать дочь.
— Ы-ыша,– любовно повторила девочка.
— Как, Катюш?.. «Тиша»?,– повернулась Оля.
Катя медленно моргнула.
— Ну, конечно же! Как же ещё могут звать такого красавца? Тиша! Тихон Иваныч! Сразу видно – Тиша! Тишка наш!.. Да?
Кот урчал, и давал себя гладить…
… Вечером на кухне Оля торопливо причитала перед мужем, пугая его своим видом:
— Серёж! Она говорит! Она заговорила! Серёж!… Она заговорила!..
Сергей хмурился, с опаской поглядывая на жену:
— Хорошо же? Чего ты?..
— Серёж!..,– перебивала Оля, вскакивая,– а я, дура, объявления расклеила по всей улице! Мол, «найден кот. Окрас такой-то. Обращаться по адресу, и так далее.» Думаю, может ищут дурака-то, а он у нас ошивается!
— Тфу!,– хмурил брови Серёга, — подумаешь… Ты чего кипятишься-то? Да завтра я ей пять штук принесу! Кошек – то… Хочешь?..
— Нет, Серёж!..,– всё вскакивала Оля, пугая безумным взглядом,– ты не понимаешь!.. Ты совсем не понимаешь!.. Он ей нужен! Именно он нужен!.. Понимаешь?.,– и в сотый раз она рассказывала, захлёбываясь слезами, и про лимфогранулемотоз, и про то, как Катя улыбается и пытается говорить при виде кота, и как ждёт его, подлеца, когда тот задерживается где-то…
… А через неделю Катя уже могла самостоятельно сидеть. Конечно же, «сидеть» – это назвать было трудно. И Оля обманывала сама себя. Скорее – полулежать на подушке, с трудом держа в равновесии голову на тощей шее. Девочка вздыхала, и терпеливо косилась на окно, и всё чаще был слышен её слабый шёпот:
— Ыша?..
А кот не приходил уже пятый день, и Катя хмурила бровки, и грустила, а Оля бегала вечерами расклеивать уже новые объявления: «Пропал кот Ыша…»

3 комментария

  1. А дальше? Алик, ну напишите, что она поправилась, ну пожалуйста. И кот нашелся.. и счастливый конец… так хочется позитивного и радостного

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line