Вопиющий случай. - Алик Гасанов

Вопиющий случай.

1379748918_kurit… Недавно в Самаре случай произошёл вопиющий, как говорится. А именно; во время проведения собрания жильцов третьего подъезда дома №-55 по ул. Коммунистическая, которое проводилось в указанном подъезде, жилец Сидоров, проживающий на первом этаже, ударил управдома Терёхину Наталью Юрьевну по голове своей же палкой-тросточкой. Присутствовавшие при инциденте жильцы подъезда, все пятеро, подтвердили данный факт, погнутая алюминиевая тросточка была изъята как вещественное доказательство, и на Сидорова Алексея Геннадьевича завели уголовное дело. А началось всё так:… Товарищ Сидоров с супругой въехал по указанному адресу недавно. Домик был маленький – пятиэтажка в четыре подъезда. Народ в доме – в основном пенсионеры. Тишина и уют. Молодёжи от силы квартир пять. Рядом садик, сзади дома небольшой парк, заезд к дому тупиковый. Красота, одним словом. Быстро сделав косметический ремонт, чета Сидоровых ежедневно знакомилась со своими новыми соседями, тем самым налаживая отношения. Через пару дней к ним заглянула управдом Терёхина. Невысокая, бойкая бабёнка, приятной внешности, с кудрявыми рыжими волосиками, лет пятьдесят с небольшим, представилась “главной по дому”, тщательно переписала данные Сидоровых, поясняя, что занимается благоустройством дома. Алексей Геннадьевич был приятно удивлён вниманию, и вечером обсуждал с супругой ушедшую после чая гостью:
— Смотри ты, как хорошо тут всё поставлено, Люсь… Давно пора так. А то жэковских пока раскачаешь… А она, смотри, какая. Говорит, и собрания отчётные проводит, и за порядком следит. Хорошо! “На капитальный ремонт, говорит, на доме в этом году уже 125 тысяч скопилось!” Надо ей посоветовать – пусть деньги на заборчик декоративный пустят…”Обращайтесь, говорит, если что!”… Так-то домик вроди-бы ничего… Лавочки только старые больно уж…
… Через пару дней Сидоровы с утра принюхивались недоуменно: в подъезде и в квартире стоял смрадный запах. Молодая соседка Маша отмахнулась неприязненно:
— Да уже лет десять так воняет. Каждые пару месяцев стабильно забивается и течёт. Трубу надо менять.
Алексей Геннадьевич прислушивался к подвалу, и совершенно отчётливо слышал, что там что-то течёт и булькает немелодично.
— А чего ж не меняют-то?
— Да бесполезно всё… Вы думаете – вы первый?,– загадочно улыбнулась Маша.
Вызванные сантехники привычно разматывали длиннющую кишку, прочищая засор:
— Чё вы трубу-то не меняете? Тут надо-то… Метров десять. Сколько прочищать-то можно?.. Там уже от трубы рожки да ножки остались!..
… Прочистили. Через несколько часов в подвале опять уже булькало и лилось.
Алексей Геннадьевич решил обратиться к управдому Терёхиной, но в течении недели не мог застать её дома.
— Да не живёт она тут…,– ворчала соседка баба Галя,– эта квартира от матери ей досталась. Наташка-то приходит сюды раз в месяц. То подписи собирает, то ишо чего. Не живёт она, не стучи…
… Сидоров опять вызвал сантехников. И через пару часов после прочистки опять потекло. Ночью на этаже ветром закрыло окно, и утром воняло уже так, что все выбегали из подъезда, зажав нос.
Сидоров с трудом дозвонился до начальника ЖЭКа, и секретарь ему объяснила, что нужно записаться на приём.
— Девушка!,– кричал в трубку Сидоров,– Да какой там “приём”? Зачем мне “приём”? Вы скажите, пожалуйста, там… Аварийная ситуация у нас! Дерьмом воняет на весь дом!.. Ваши сантехники сами так и говорят – трубу надо заменить. Дому уже тридцать лет! Трубу…
–… с восьми тридцати до десяти ежедневно. А приём граждан каждую среду в порядке живой очереди.,– одновременно с Сидоровым спокойно говорила “девушка”,– по срочным вызовам – звоните в аварийную службу. И вообще, обращайтесь к вашему “старшему по дому”. Она за это деньги получает.
Медленно закипая, Сидоров позвонил в аварийную службу, где ему объяснили басом, что этим занимается ЖЭК:
— Мы к вам сейчас приедем, и воду перекроем, и всё. Шо бы ни текло. Вам это надо? А ремонт должен проводить ЖЭК.
Сбегав к подвалу, и послушав, как течёт, Сидоров сел и написал едкое, но деловое заявление на имя Начальника ЖЭКа-№-3 с просьбой немедленно устранить течь канализации под его квартирой. Заявление приняли, и Сидоров стал ждать. Но не через неделю, не через две Алексей Геннадьевич не получил ответа, а в подвале уже не булькало, а текло водопадом. С трудом себя сдерживая, Сидоров позвонил в ЖЭК, и “девушка” его успокоила:
— Какой адрес?.. Да, есть такое заявление. Подождите, мы разбираемся.
— Девушка,– волновался Сидоров,– дык уже две недели я жду, пока вы…
А в трубке гудки.
… Через неделю Сидоров, уже не стесняясь в выражениях, кричал в трубку:
— Да вы поймите-же, наконец! А-ва-рий-ный у нас случай! Понимаете? А-ВА-РИЙ-НЫЙ!!! Девушка!.. Вот мы сейчас с вами разговариваем – а там водопад хлещет!.. И всё это течёт под дом! Сегодня уже среда!.. Уже целое озеро под домом! Мошка в подъезде! Грибок на стенах! Вонь! Какой к чёрту “капитальный ремонт в течении года”? Девушка!!..
–… на третий квартал текущего года…,– одновременно с Сидоровым спокойно объясняла “девушка”.
Швырнув трубку, Сидоров воинственно направился в ЖЭК.
… В ЖЭКе кипела предпраздничная суета. На носу было “8 Марта”, и сотрудницы ЖЭКа украшали стены гирляндами и плакатами.
— Нет-нет-нет-нет!… Вы что, с ума сошли? Приёма не будет до понедельника!.. Вы что?..,– пухленькая секретарша в “Приёмной” вскочила Сидорову навстречу, преграждая путь к массивной двери с надписью “Директор”,– записывайтесь на приём заблаговременно! Вы что?.. Издеваетесь?..
Сидоров вздохнул и уставился на “девушку” с ненавистью, еле сдерживаясь:
— Мне на минуточку нужно к вашему директору. У нас там труба…
–… нет-нет-нет!… Вы что?… Я вам повторяю… Только по предварительной записи!..
Уставший Сидоров вдруг почувствовал, что по дороге растерял всю воинственность, и, горько вздыхая, заговорил почти что не всхлипывая:
— Девушка… У нас там очень… Очень нужно…
–… ПА!… ЗДРА!.. ВЛЯ!… ЕМ!!!…,– неожиданно грянул дружный хор за директорской дверью, и раздались громкие аплодисменты, шум и смех.
— От всей души!,– пронзительно и взволнованно кричал высокий женский голос,– От всего нашего коллектива!.. Уважаемая Ольга Константиновна!… От всех наших сотрудников!… Искренне поздравляем вас…
Секретарша, пользуясь замешательством Сидорова, вытолкала его пухлыми ручками в коридор, шикая на него, и хмуря хорошенькое личико, отчитывая страшным шёпотом:
–… Я вам ещё раз говорю!… Приходите после праздников!.. Во вторник… Вы видите – не до трубы нам сейчас!..
Постояв перед закрытой дверью, слушая дружные взрывы смеха за стеной, Сидоров мрачно побрёл домой.
… Открыв дверь подъезда, Алексей Геннадьевич вдохнул и закашлялся, плюнул в сердцах на площадку, чего раньше себе не позволял никогда, и постоял с минуту, наполняясь ядом, и побежал обратно в ЖЭК.
… Секретарша застыла с куском торта в ручке, продолжая жевать и глядя на Сидорова так, словно тот голый:
— Ну вы что, не понимаете, что ли? Мущ-щина!.. Или мне в милицию позвонить?..
Девушка встала из-за стола. за стены опять раздался взрыв смеха, и запела Алла Пугачёва:
–… Осенний поцелуй после жаркого ле-ета…
Сидоров посмотрел на дверь и, увидев, что в замочной скважине “с той стороны” торчит ключ (закрылись!..) собрал в кулак всю свою волю, что бы не разбить зеркало:
–… Да-да… Я вас понимаю… Вы тут ни при чём…
–… КАК ЖАЛЬ ЧТО НИ ЧЕГО-О У НАС ЛЕТОМ НЕ ВЫШЛО..,– Пугачёву сделали погромче, и она заглушила Сидорова. В кабинете явно собирались танцевать, так как под одобрительный гул и смех задвигались стулья, кто-то счастливый перекрикнул всех, пронзительно подпевая:
–… впириди вся О-осень!.. Ты мне нужен О-очень!.. И я тибе нужна-а-а!.. Я тибе!… Нужна!..
Показывая, что он пишет на ладони невидимой ручкой, Сидоров склонился над секретарём:
— Телефончик узнать можно её?.. Телефончик, говорю!!.. Начальства вашего!.., — совершенно по доброму кричал в ухо поникший Алексей Геннадьевич, с трудом перекрикивая музыку,– Управления вашего!!…
Девушка кивнула щёчками полными торта, и коротко показала красивым пальчиком на стену, где висел перечень телефонов.
Переписав самые главные номера себе на ладонь, Сидоров вернул ручку, и ушёл домой.
… Из четырёх телефонов два были всё время заняты, один не поднимали совершенно, а последний ответил Алексею Геннадьевичу приятным бархатным голосом под тихий аккомпанемент рояля:
— Здравствуйте! Вы позвонили в Департамент Жилищно-Коммунального Хозяйства по городу Самаре. Ваш звонок очень важен для нас…
–… Здравствуйте!,– закричал в трубку красный от гнева Сидоров,– Я могу услышать вашего…
–… если вы обратились по вопросу личного характера…,– нежно продолжил женский голос под мелодию Вивальди,– нажмите “один”, если вас интересует программа по улучшению условий жилья в Самарском округе на 2015 год – нажмите “два”…
Алексей Семёныч сплюнул в сердцах, и следующие пятнадцать минут стоял, переминаясь с ноги на ногу, нервно сопя под музыку, и слушая вкрадчивый сексуальный голос автоответчика, твёрдо убеждённый, что сейчас кто-то, наконец, поднимет трубку. Но после последнего предложения:
…–если вас интересуют вопросы иного характера, нажмите “девять”,– ему мягко сказали,– Спасибо за звонок.,– и положили трубку.
Злобно набрав снова, Сидоров дождался “вопроса по улучшению качества обслуживания населения” – и нажал “пять”. После минутной клавишной увертюры ему ответили:
— Отдел инженерно-технического обеспечения.
— Здравствуйте!,– закричал Сидоров, уже готовый убить кого-нибудь.
— Да, я вас слушаю.
— Моя фамилия Сидоров! Алексей Геннадьевич! Я проживаю на улице Коммунистическая, дом 55, квартира 44. Мне нужно поговорить с вашим начальником…
— По какому вопросу?
— Понимаете, дело в том, что у нас в подъезде труба канализационная всё время течёт, а ремонт не делают!..
— Какой у вас адрес?..
— Коммунистическая, 55-44!.. Дело в том… А вы кто?..
— Минуточку…
Раздались звуки клавиатуры и скрип кресла. На том конце набрали, видимо, селектор, и Алексей Геннадьевич услышал гудки и чужой неторопливый разговор:
— Ало. Здравствуйте. Департамент, Васильев. Угу. И вас с наступающим… Верочка, посмотрите, пожалуйста ; Коммунистическая – 55. Угу… Да-да, конечно… Угу. Угу… Понятно. Хорошо. Хорошо… И вас тоже. Ха-ха-ха… Ладно. Наталье Сергеевне привет… Сколько ей стукнуло-то?… Понятно… Понятно… Да вы что?… Ну надо же!… Ха-ха-ха!.. Да… Да…
— Алё?,– вдруг спросили громко.

— Да!..
— Ваш дом внесён в капитальный ремонт на третий квартал текущего года.
Сидоров задохнулся, чтобы сдержать мат:
— Товарищ… Вы… Вы понима…
— Сергей Сергеевич.
–… ете, Сергей Сергеевич, извините… У нас в подъезде канализационный стояк очень старый!.. Дом требует, конечно же, ремонта, но в данный момент у нас в подвал течёт канализация…
— Минуточку… Верочка!…
На том конце опять поговорили с Верочкой, и опять ответили:
— Да, вы входите в программу по капитальному ремонту. Ваш дом уже старенький. С 1962 года.
–… Да-да, вы правы. Дом очень старый. Но я ни про это. Сергей Серг… Я… Нам трубу срочно заменить бы, говорю. Метров десять всего!.. Сергей Сергеевич, у нас полный подвал говна!.. Простите!.. Вся канализация течёт под мою квартиру!.. Под домом уже целое море говна!.. Вы понимаете?!..
— Обратитесь в ЖЭК, Алексей Геннадьевич. Немедленно обратитесь в ЖЭК!.. Что это за безобразие такое? Кто там у нас… Э-э-э… Тёлушкина, по-моему? Начальник-то… Прямо с ней свяжитесь и потребуйте отреагировать. Что это ещё такое?! Полный подвал!… Какой адрес?..
–… Сергей Сергеевич…,– Алексей Геннадьевич горько вздохнул, терпеливо объясняя,– вы понимаете…
–… Подождите. Минуточку!…,– снова заговорили с кем-то по селектору, — сейчас я вас свяжу со специалистом,– минуточку… Антонина Александровна! Алё!..
— Да, Сергей Сергеевич,– ответили где-то сбоку приятно.
— Антонина Александровна! Тут ко мне обратился товарищ… э-э-э… Сидоров! Алексей Егорович. Так вот. Жалуются на плохое обслуживание в ЖЭКе-№-3. Так вот!.. Что там у вас?.. Поясните, пожалуйста, товарищу, и возьмите на контроль. Потом мне доложите.
— Хорошо, Сергей Сергеевич…
— Ало!,– закричал в трубку Сидоров, понимая, что он молодец,  и что он сдвинет, наконец-то всё с мёртвой точки,– Антонина Александровна!..
— Да, Алексей Егорович. Я вас слушаю.
— Ало!!.,– Сидоров смирился с “Егоровичем” лишь бы его дослушали, и десять минут объяснял женщине о своей беде.
… На следующий день (на следующий!!) после разговора рано утром к Сидоровым требовательно постучали. Открыв, Алексей Геннадьевич с удовольствием увидел на пороге “комиссию”. Да, именно комиссия может так выглядеть – три женщины с папками и в золоте, мужчина в образе дирижёра оркестра с дипломатом, и пару крепких мужиков попроще, но с инструментальными чемоданчиками и в новых спецовках. Они открыли подвал, и Сидорова пригласили в подъезд, где уже собралось на шум штук пять соседок. Сидоров торжествовал, слушая причитания бабы Гали под одобрительную поддержку соседок:
— Тикёть!.. Кажинный день тикёть, милая!..,– говорила она полной красавице в пиджаке, закрывавшей нос платочком,– вот как тока кто смоет воду-то, так и тикёть!..
Мужчины брезгливо заглядывали в подвал:
— Ох ты йоп…
Один фотографировал. Женщины писали в блокноты. Сантехники виновато оправдывались:
— Да прочищаем мы, Ирина Омаровна… Прочищаем. Что толку-то? Тут трубу надо менять… Давно уже… На пару часов хватает прочистки… Из трубы землю да корни вытаскиваем… Сгнила труба давно уже…
— Нет-нет!.,– Сидоров великодушно становился на их защиту,– ребята ваши ни при чём! Очень хорошо они работают. Прошу так и отметить! Все работают хорошо. Добросовестно пробивают каждый день…
— Значит так!..,– золотая пышка повернулась к дирижёру, не обращая внимания ни на кого, и все мгновенно смолкли:
— Сколько времени у вас это займёт?
Мужчина вопросительно посмотрел на своих архаровцев, весело поцокал языком,  соображая:
— Ну, дня три-четыре…
— Три дня…,– улыбнулся один из крепышей.
— Значит так,– пышка жестом показала мужчинам “свободны!”, и те спешно вышли из подъезда, а она повернулась к жильцам,– Спасибо за сигнал, товарищи. Случай, конечно же, вопиющий. Это же надо, так запустить работу!?.. Вопиющий случай. Я лично возьму это на контроль. Лично!..
Потом она повернулась к пишущей в блокноте девушке:
— Подписывайте акт обследования, и поехали, Ирина Семёновна.
Притихшие жильцы гуськом подходили подписывать акт, и через десять минут в подъезде было уже пусто, и лишь бульканье и журчание воды раздавалось в монотонном жужжании мух.
… Через месяц Алексей Геннадьевич пошёл в прокуратуру. Там его приняли на удивление тут же. Молодая майорша спокойно выслушала его:
— Заявление будете писать?
— Конечно.
И Сидоров самолично написал короткое, но ёмкое заявление, которое отксерили, зарегистрировали, и дали Сидорову копию:
— Вашим заявлением будет заниматься старший лейтенант Пушкин.
Обалдевший было Сидоров не решился переспросить, и ушёл.
… Дома жена ворчала:
— Чего ты ввязался в это дело? Больше всех надо тебе, что ли? Посмотри на что ты похож стал – похудел, нервный, как чёрт… Лёш!.. Ночью ворочаешься, во сне чего-то объясняешь кому-то…
И Сидоров действительно плохо спал, и снилась ему дурацкая ерунда какая-то, то соседка Маша стояла по колено в чёрной жиже, загадочно улыбаясь:
— Да бесполезно… Вы думаете – вы первый?
То Алла Пугачёва с актом в руках…
То Ирина Омаровна с Сергеем Сергеевичем весело прыгали вокруг него с криками “поздравляем!”…
… Через четыре дня Алексей Геннадьевич удивлённо наблюдал, как к его подъезду подъехал грузовик, в подъезде всё загремело и закипело. Сантехники перекрыли и откачали воду. Из подвала собрали лопатами, и погрузили в грузовик штук пятьдесят мешков зловонной жижи. Подвал щедро засыпали песком. Дверь в подвал покрасили, вокруг двери побелили стену. Жильцы офонарело смотрели на кипучую работу, и шептались:
— Давно пора было их, подлецов, расшевелить. Смотри, как забегали. Молодец Алексей-то. Добил этих тварей-то! Ишь, как забегали…
— А Наташка-то, управдомница клятая, и носу не кажет. Всё суёт какие-то бумажки подписать. Говорят – деньги списывают на нашем ремонте-то!..
— Та ты шо?!..
— А-то!.. Ты в ведомости посмотри-то… На капремонт с каждой квартиры капает каждый месяц. А где их ремонт-то? Воруют…
— Ну?!..
— Дык Терёхина-то, управдом наш – закадычная подруга нашей начальницы-то…
— Та ты шо?!..
… Через час подвал блестел, как новенький, воду не включали, и течь было нечему. Всё стихло, и ближе к полудню к дому подъехала милицейская машина, и из неё вышел ст. лейтенант Пушкин в лаковых туфлях. Молча заглянув в подвал в присутствии техника из ЖЭКа, Пушкин на лавочке заполнил бланк, который тут же дали подписать двум понятым, и уехал, вручив под роспись копию Сидорову, в которой Алексей Геннадьевич прочитал, что факты, указанные в заявлении Сидорова полностью устранены.
Через час воду включили, и на следующий день подвал был привычно полон дерьма.
— Вызывай, Лёша, опять!,– спустилась вниз баба Галя.,– Поди чего-то забыли закрыть?..
Сидоров звонил в прокуратуру, потом Сергею Сергеевичу, потом в Департамент, и везде ему советовали обратиться в ЖЭК.
…– Так они же не поменяли трубу!.,– горячился Алексей Геннадьевич,– они же просто марафет навели, для прокурорской проверки!..
— А зачем вы акт подписали?,– удивлялись на том конце,– вот акт, в котором ваши жильцы (и вы в том числе!) подтверждают, что у вас проведён капитальный ремонт подвала… Смета прилагается на сто сорок восемь тысяч пятьсот одиннадцать рублей.
— Как?!,– взвизгивал, краснея, Сидоров,– да они же только дверь покрасили, и дерьмо вывезли!!.. Чтобы прокурорский инспектор посмотрел!..
— Не орите! Чего вы орёте?! Сами акт о выполненных работах подписали, а теперь орёте!..,– швыряли трубку на том конце.
… И история эта тянулась очень долго. Алексей Геннадьевич приглашал кого-то из телевидения, и подвал фотографировали, и приходили представители партии “Справедливая Россия”, и заместитель мэра приезжал, и все возмущались – до какого же низкого уровня нужно докатиться работникам ЖЭКа, чтобы довести ситуацию до такого безобразия?! И обещали немедленно разобраться. А дерьмо текло и текло в подвал.
… И вот настал, наконец, тот злополучный день. Сидоров услышал разговор в подъезде, и, заглянув в глазок, увидел что управдом Терёхина собрала на площадке несколько старух:
— По поручению начальника ЖЭКа нам необходимо подписать протокол собрания, где мы обсудили нужды нашего дома по проведению ремонта… Я понимаю,– продолжает звонким кукольным голосом Наталья Юрьевна,– что это дело очень серьёзное!.. Понимаю!.. И, чтобы не терять драгоценного времени, я предлагаю вам подписать вот этот бланк поквартирно. Потом я его заполню и…
…Что она потом хотела сделать с бланком, мы так и не узнаем. Сидоров вышел в подъезд, и шарахнул Терёхину по голове своей палкой… И все закричали.
… А через две недели состоялся суд, и Сидорову дали три с половиной года за нанесение телесных повреждений должностному лицу, и ещё там чего то…
Кстати, а дерьмо так и течёт.

2 комментария

  1. Ооооо, больная тема… капитальный рямонт, шоб его… не, с жэком надо бороться радикально: ракетами, прямым попаданием. Шоб даже пятна от энтой кучи бреда не осталось. Че-то я сегодня нервная…

    • Ой, не говорите… У нас тоже рыщут стервятники… Деньги на капремонт пришли. Весь год хрен клали на работу, а сейчас в попу целовать приходят ежедневно…

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line