Огромный, как медведь, перепачканный солидолом Вася, задумчиво пялится под радиатор своей несчастной “Газели”, и бормочет мощным баском, грустно подвывая по своей дурацкой такой привычке всё время чего-то напевать, когда думает:
— Жил на свете гно-о-о-мик… Звали его Э-э-эдик… Был тот гномик го-о-омик… Был тот Эдик пе-е-едик…
И совершенно спокойно берёт чуть выше октаву, продолжая с издевательской грустью:
— В маленьком доми-и-ишке… Свой чинил мопе-е-едик…,– наклонился ещё ниже, с ненавистью всматриваясь в нижний патрубок, — Этот гномик го-о-о-мик… Этот Эдик пе-е-е-едик…
Привыкший к таким его “концертам”, Саня молчит, дожидаясь, когда Вася закончит осматривать “свою Галю”. Уже весь гараж в курсе, и уже все привыкли, что Вася зовёт “Газель” Галей почему-то.
…– Ну ты чё, Галь?,– огромной ладонью Вася ласково погладит руль, когда “Галя” чего-то не заводится,– Сейчас отдохнёшь и поедем, Галюш… Чего ты?..
И Галя, будто услышав и успокоившись, покряхтит стартером, да и заведётся с пятого раза…
…– М-да… Трындец бобику…
Вася распрямляется, поводит плечами, и вытирает руки о карманы брюк спецовки.
— Чё, Санёк?.. Погнали по домам, что ли?..
Тщедушный Санёк рядом с Васей выглядит лилипутом. Санёк при своём малом росте и в общем-то при сравнительной молодости уже почти весь лысый. Жена Саньку родила сына буквально пару дней назад, и Саня до сих пор ходит озарённый этой радостью, рассеянный и равнодушный к рабочим проблемам. Все мысли у Санька – дома.
… Переодеваясь в душной бытовке Вася опять задумчиво напевает себе под нос:
— Утром к нам припрё-о-отся… мастер педикю-юра… Ох и сволочь всё же… Этот педик Юра…
Санёк сухо усмехается:
— Задолбал ты, Вась…
Переодевшись и преобразившись из чумазых работяг в обыкновенных людей, мужики не спеша идут к проходной.
— Ты мастеру-то позвони, Вась…
— Да надо бы…,– тот достаёт трубку, и пока набирает номер, Санёк успевает ему подсказать и ещё:
— Пусть Эдуарда Викторовича предупредит… А-то… Сам знаешь…
— Ало?.. Ало!.. Юрий Иваныч?.. Вечер добрый… Эт Василий… Угу… Здрасьти… Я чё звоню, Юрий Иваныч!.. Всё, Галя сдохла… Ало?.. Юрий Иваныч!.. Это я!.. Угу. “Газель” говорю, завтра на линию не выйдет… Угу… Да, там и патрубок, и смотрю – под самим радиатором течёт… Угу… Всё в картере…
И Санёк жестикулирует, и чуть не прыгает, а Вася уже попрощался и “положил” трубку, и тут же вспомнил:
— Блин!.. Забыл, чтобы он Эдуарду… Как его… Ё-моё…
И Вася опять терзает телефон, но передумывает мрачно:
— Да ну его на фиг… Пусть сам решает… На то он и мастер… Педикюра…
И они подходят по снежку к сонной проходной, и проходная слезит на них единственным свои квадратным жёлтым оком…
Вот и день прошёл…