В садике…

 

дети лепили пушки папам на 23 февраля.

дети лепили пушки  папам на  23 февраля.

 …Ребёнка забирал из садика как-то, помню.
А родитель я неряшливый. Сколько раз жена ругалась, призывая всех святых в свидетели:
— Ты чего, совсем дурак, что ли?!.,– и в злых глазах слёз по пол ведра в каждом,– Я же просила тебя – забери ребёнка до пяти часов!!.. Ты где был?!!.. Скотина!.. Где ты был?!!.. Я тебя спрашиваю!!..
И орёт, как ненормальная… Опоздал я немного. И чего? Забрал ребёнка после восьми. Чего тут такого? С каждым бывает…
…– С каким там “с каждым”!..,– кричит жена, сдирая с сына одежду,– С каким “каждым”?!!..


И плачет дура так злобно, что я не знаю, куда деваться.
…– Я каждый день тебе говорю одно и то же – “Алик! Не забудь забрать ребёнка!.. В пять часов у них группа закрывается!!”, Стой нормально!,– автоматически рычит она на сына, “мудохаясь” с пуговкой на воротнике,– А ты?!.. Ты дурак совсем, что ли?!.. Сколько можно?!.. Ты о чём думаешь опять?!.. Дубина тупорогая!.. Ребёнку спать скоро пора, а его ещё купать и кормить!.. “Гений” долбаный!.. Опять свою хрень пишешь?..
Мне иногда кажется, что она меня не любит. Всё время “гением” обзывает.
…– Я же просила!.. Ты же обещал!..
А я вроди и не опаздывал совсем. А потом к садику подбегаю, а там уже и все окна тёмные, и сторож баба Света посмеивается:
— Опять вы запаздываете?
И сынок мой сонный сидит на стульчике, в уголок голову прикорнул, вот-вот уснёт, зевает, набок норовит уложиться.
… А тот раз совсем рано получилось придти. Полпятого почти. По коридору иду к группе, уборщица тётя Наиля останавливает:
— Тут посидите пока. Сейчас домою – и пойдёте. Вы чего так рано?

… И сажусь я на крохотную лавочку, наблюдая, как бабулька с шваброй в позе “буква Гэ” удаляется по коридору, натирая зигзагом линолеум. Рядом дверь приоткрыта, слышу негромкое:
…– Я же просила уже – я хочу раком!
В садике тишина. Всё вымыто до блеска, на стенах картинки, папье-маше. Фикус огромный подрагивает сонным эхом в длинном коридоре.
…– Нет!..,– капризничает невидимая девушка,– Я тебе сразу сказала – я только раком буду!..
Невольно съёжившись, я представил, что меня “застукают” сейчас, выглянув, мол, чё подслушиваешь, дурик?
…– Не-е-ет!… Я же говорила уже… Я хочу раком!.. Ни чё я не вредничаю!…,– посмеивается за дверью прелестница, капризничая с удовольствием,– Или раком, или вообще не буду!… Всё!… Да!.. Только раком!..
И смеётся, и хихикает, показывая, что и сама согласна, что она и вредина и капризуля:
… — Я раком хочу-у, говорю!… Только ра-аком!..
Видя, что уборщица не меняя позы скрылась за углом, я по-воровски на цыпочках прохожу мимо похабной двери, стараясь не прыснуть смехом. Следом несётся говорок:
…– Ну всё!.. Договорились?!.. Алё?!.. Короче говоря, я  буду  “Рак”. Трофимова – “Лебедь”, а Мария Васильевна – “Щука”!.. Хорошо?.. Ну, ладно, давай!.. Чмоки-чмоки!.. Я уже костюм меряла…
И я сижу потом весь взволнованный в раздевалке, жду сыночка, доедающего супчик, весь такой довольный, что не застукали меня…
Дурак, ей-богу… Кому скажи…
Крылова они, сволочи, изучают в садиках, видити ли ти ли… ти…

5 комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line