В поезде.

1412844525_sohranennoe-izobrazhenie-2014-10-9_11-45-15-128Я вот заметил, что меня в общем-то очень редко посещает серьёзное желание кого-нибудь убить.
… С трудом расслабившись в непривычном месте, под мерное “тада-тада…” ночного поезда, я решил всё-таки уснуть, но из окошка дует (я на второй полке плацкарта), а если окно закрыть – быстро станет душно. И я развернулся головой к проходу, обмотав ноги простынёй, и улёгся на живот.
Освещение дрогнуло и померкло. В сумраке засыпающего вагона где-то в такт “тада-тада” дребезжит ложечка в пустом стакане, получается “тада-таданц… тада-таданц..” Тут же стала позвякивать тарелка, скорее всего. По столику едет, с каждым “тада” добавляет от себя всё не музыкальнее “бряк”. В тамбуре рядышком хлопнула дверь, воздух толкнул сквозняк. Мимо поезда пронеслась моргающая карусель: “а-а-а-а-а-а-й-и-и!…” Встречный поезд.


… Я уже почти провалился в плавную дремоту, просачиваясь в сладкую патоку сна, когда мне практически в ухо прокричали мощно:
— Хруста-а-аль!!!..
Больно стукнувшись виском о блестящую трубу, я неприятно повернул голову, чуть не сломав себе шею.
— Пепельницы!!!.. Графины!!!.. Вазочки!!!..
Прямо перед моим лицом улыбается толстая румяная девка.
— Вазочки, мущщина!!!..
Откуда ты взялась, сука… Дать бы тебе… Этой вазочкой… б…
Осторожно потрогав висок, я посмотрел на пальцы.
Не найдя в моём взгляде азарта, торговка боком по-утиному идёт дальше. В обеих руках огромные баулы.
— Хрусталь берём!!..
Гляжу ей вслед.
Во, работёнка!..
Хотя, в принципе, как ей по-другому-то?
Не может же она подходить к каждому спящему и, деликатно потрепав за плечо, шептать вежливо:
— Мужчина… Вазочку хрустальную не возьмёте недорого?… Не хотите?.. А графинчик вам не нужен?.. Хрустальный…
В полвторого ночи.
А так вот орёт, вроди и для всех, но никому персонально…
— Вазы!.. Женщина!.. Хрусталь берите!..
… В самом конце вагона узбечка едет с двумя детьми. Длинный халатик, волосы платочком скручены в тяжёлую колбасу. Дети весь день шастали по вагону, с интересом таращась на всех огромными глазами. Подходит такое вот чудо в пол-метра, глаза как у верблюжонка, сестричку за ручку держит.
— На! Иди маме отдай,– сую горсть конфет. Оба прячут ручки за спину, мордахи опускают, исподлобья улыбаясь,– Мя! Анага апарып бер…*
Расплываются в улыбках. Мальчик хватает одну конфету, смущаясь краснеет, и они убегают. Через минуту приносят домашнюю лепёшку. Угощаюсь с удовольствием:
— Ай, саубол!*
Насыпаю каждому в карман конфет.
Теперь они весь день проходят мимо туда-сюда, кося на меня глаза любовно, как на родственника.
… Посидев в темноте, я нащупал на виске шишку, повздыхал, и тихо слез.
Все дрыхнут.

 Пройдя к тамбуру, словно по палубе корабля в ночной шторм, я вижу, что торговка сидит во мраке с узбечкой в купе, между ними расставлены вазочки и графины, блюдо огромное искрит радужной слезой, отражая пробегающие в темноте окна огни:
— Харо-оший… Да, очень хароший…, — узбечка аккуратно вертит в руке хрустальную лодочку, бережно кладёт, берёт следующую,– И этот хароший… Цык-цык… Очень хароший…
Торговка мягко улыбается, негромко поясняя:
— У нас только качественный товар… Не пожалеете, милая… Вам для подарка нужно?…
… Пройдя мимо женской идиллии, стою “в очереди” в туалет.
Какая-то падла полчаса там закрылась и курит в окошко, периодически харкая.
С куревом в поезде сейчас напряг.
Приходится мозги парить. Берёшь полотенце, и идёшь, типа умываться, а потом куришь в окно, неудобно раскорячившись в тесном зловонном гадюшнике, и ветер тебе в харю швыряет копоть паровоза, выдувая слезу…
Накурившись, как чёрт, выхожу в проход.
…– Сама ты дурак!,– женщины успели уже перейти в фазу сделки, и узбечка возмущена развязкой,– Я тебе говорил, что буду купить? Говорил?..
— А какого чёрта я тут выкладываю полчаса уже?,– торговка нервно складывает хрусталь, которым заставлены уже обе нижние полки,– “Хороший, хороший!” Чего голову морочишь, если покупать и не думаешь?
— Сама сказал – “посмотри!”,– закипает узбечка. Дети проснулись и смотрят молча.,– Я посмотрел!.. А купить не хотел!..
— “Посмотрел!”,– передразнивает та,– Обе сумки “посмотрел”, весь товар залапал, шо свыня!.. Залапала!..
— Сам-ты-свинья!..,– узбечка задыхается от гнева, поднимаясь, сжимая губы и бледнея,– Ты как разговариваешь, сволочь такой?!..
— Сама ты сволочь!..
Гремя хрусталём, женщина обиженно разворачивается, натужно балансируя сумками:
— Сами не знают, чё хочут, и голову морочут людям!..
— Сама ты морочут людям!.. Дуррак такой!..
— Да пошла ты…

Пройдя к себе, я быстро засыпаю счастливый.
Тада-тада… Тада-тада…
Утром я им ещё конфет насыплю…

_______________

Мя! Анага апарып бер * — На! Маме отнеси (каз.яз)
Ай, саубол* – спасибо.

3 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line