Ухажёр.

20160918_170625…Ухаживал Василий интересно. Про таких в деревне говорят – хороший мужик. Крепкий, деловитый, да и особо пьяным замечен был очень редко. Сорока ещё нет Василию. Лет десять ухаживал за больной матерью, и вот уж год, как один остался. Домик хороший у них, мотоцикл во дворе. Проходишь мимо – всё время стук да возня слышна. То заборчик декоративный налаживает, то на крыше дома молотком машет, блестит от пота на солнце. Хороший мужик. В лесу его часто видят, грибник заядлый, да и рыбу нет-нет тащит в садочке самим же сплетённом. Электрик, говорят. Не скотник какой.

… А ухаживал Вася за недавно приехавшей  в деревню продавщицей Олей. Деликатно ухаживал. Не как другие. Иной мужик шлындает вокруг девки, как кот вокруг крынки, то с самогоном припрётся, то с глупостями какими. А этот по-деловому. То молодой картошки мешок принесёт, то семечек тыквенных полведёрка. Своих. Другое дурачьё дурит бабу, дурит… “Мол, пойдёмте, Оля, пройдёмси…”, да так и норовят в посадку куда заманить, в закуток укромный. А Василий пришёл с цветами и десятком метров германского тюля. Попросил спокойно разрешения поговорить, и, не обращая внимания на соседок, тянущих из-за заборов шеи, зарядил Оле прямо в лоб:
— Ходить, мол, вокруг да около я не буду, Оля. Вот вам моё предложение. Подумайте месяц-другой. Сколько хошь, столько и думайте. А надумаете – зараз свадьбу сыграем. Вы одна, и я один. Обижать не буду. А пока так, позовёте в гости – завсегда приду.
… И Оля совсем чумная скакала по хатке, оставленной бабкой, и “приходила в себя”. А соседка Верка, местная сорока, тарахтела без умолку:
— И чё думашь? Чё думашь-то? Васька – мужик чё надо. Таких днём с огнём!.. И хозяин, и не пьёт почитай. Чё думашь-то? И думать неча тут!..
И через пару дней Василий опять пришёл. Вернее сказать, проходя мимо, перекинул руку через Олин забор, протягивая горсть земляники, пробасил:
— Здравствуйте, Оля! Не грибница вы совсем, я смотрю?,– улыбается,–  Пошли, коли времечко есть. Место покажу. Кошёлочку прихватите. Опяток возьмёте.
А в лесу Василий ходит по-хозяйски. Не спеша, словно по своему огороду. В малый тормозок травки складывает, грибы собирает избранно, только рыжики срезает ножичком. Самые крепкие и красивые ласково в Олину корзиночку подкладывает невзначай. Оля краснеет, подымая грудь и улыбаясь:
— Да что ж это вы? Я и сама успею. Зачем вы это? Вон уже полную мне накидали…
А Василий улыбается, смотрит на неё, как на маленькую. Ни тени похоти в глазах. Очень уважительно и солидно себя ведёт мужик. Разговором не докучает. Всё по существу только:
— А мне много и не надо. У меня и так уж всего… Хоть за забор кидай. Вот ещё груздей десятка полтора подберу, и шабаш. Для порядку разве..,– и опять Оле гроздь земляники на лапище подносит, и когда подобрать успел-то?…
… Возле лесного ручейка сидели с полчасика. Василий тихо свистел соловьём, всматриваясь в кроны. Ему отвечали оттуда. Оля смеялась негромко:
— Ну, ладно… Василий. Пора и домой уже идтить. Весь день гулять-то не будем. Чай не дети мы с вами… Что ли уже и пойдём… те?
… В кустах зашуршало, и Василий приложил палец к губам, чтобы Оля остановилась, нагнулся к трухлявой берёзе:

— Ну-ка…  Ну-ка… А я ищу и ищу тебя, землячок…
Толстый большой ёжик, хмуря брови и пыхтя, смешно барахтается в ладонях, пытаясь перевернуться.
— Вот ты где, Егор Иваныч!.. А мы тут ищем и ищем тебя с Олюшкой. А тебя всё нету и нету… ты ж где пропадал?..
Оля смеётся от души, смотрит как Василий держит ёжика, словно младенца, поглаживая и успокаивая:
— Ну, ладно тебе, Егор Иваныч! Хорош ругаться-то. Ты чего?.. В гости ко мне пойдёшь? А?.. Егорушка?..
… У забора попрощались. Уставшая сопротивляться Оля приняла и Васильевых рыжиков вместе с резной карзиночкой. Так и пошёл без корзинки, с Егором Иванычем на плече:
— В среду я зайду к вам, Оля, можно? После обеда.
Розовая от смеха Оля уже совсем попривыкла, улыбается вслед, машет и смеётся:
— Приходите. И Егора своего приводите.
Василий кивает благодарно, ускоряя шаг.
… Два дня пролетели, словно птица. Оля повесила тюль. Купила на всякий случай портвейн. И вот в три часа пришёл “ухажёр”. Веркино словечко. Под мышкой принёс опять что-то, в газету завёрнутое. Лампа настольная, что ли?
— Вот, Оля. Подарочек вам.
Отвернулся, заслоняя собой. Зашуршал бумагой. Отошёл, улыбается.
На столе стоит чучело Егора Иваныча в костюме охотника.
В красной охотничьей шапочке с лихим пером, в чёрных лаковых сапожках… Пухлый животик подпоясан ремешком с золотой пряжкой. Одна лапка прижимает потешное ружьецо…
Насаженный на спицу, воткнутую в берёзовый лакированный спил, ёжик другой лапкой держит фанерное сердечко, на котором красивой вязью выжжено и залакировано:
“Оля+Вася”.

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line