Тряпка.

Публикуется впервые!
92h2vohxy2yplvn5g5r752u75ymzgp-imgЭлеоноре Ивановне сорок два года.
Женщина большая, пышная и белая.
Всю жизнь она проработала в общепите, умница и работяга, повариха от бога. Так и говорили подруги – “От бога повариха! Хоть и дура набитая.”
И не мудрено. Бабе сорок с копейками, а всё одна она.
Первого мужа Эля выгнала…
Сволота был пересиженная. Обычно так и говорят о таких. Нет, есть, конечно, мужики сидевшие, но оставшиеся мужиками. А этот… Одного гонору только на две телеги. А так… Чучело гороховое.
 …– За что люблю баб,– зловеще цедил сквозь зубы, бывало, а сам дрищь, аж неприлично бояться его,– Так это за покорность…
И стакан перевернёт, и слезой подавится, закашляется. А Элеонора смотреть на него не может. Напьётся, скотина разрисованная, и спать завалится. А она посуду со стола носит, поглядывает на урку… Сопит, ножкой подрагивает… Чего-то во сне бормочет… А у самого шея, шо у воробья.
А второго и рассмотреть не успела.
— Люблю тебя!,– кричал неистово. Почти неделю жить не мог без Элеоноры. А потом собрал вещи, всё что Эля перестирала, говорит “наша встреча была роковой ошибкой!”, и ушёл в купленных ею плаще и ботинках.
… И вот Элечке уже под “полтинник”, и подруги в столовой её дурындой называют, и говорят “тебя топтать, дуру, надо, а ты всё прынца ждёшь!”…
А Элечка баба справная.
Чистюля, пышечка, красавица.
Полгода девки ей мужика подбирали. И вот, на тебе!..
…– Он мужик разведённый. Или вдовец, я не пойму… Мужик хороший,– волновалась Наталья Ивановна, приёмщица из кондитерского цеха,– Ты особо не брыкайся. Не тот возраст!.. Ещё лет пять-шесть, и всё!..
Элеонора волновалась ещё больше, но для форса “брыкалась”:
— Та плевала я…
…– Ты это прекрати!,– строго грозила Наталья,– Смотри ты на неё!.. “Плевала она!”…
Строго выждав, Наталья продолжала:
— Тебе рОдить надо было лет тридцать назад!..
И дальше шла бабская ругань, а потом женская разборка и далее девичий сопливый плачь обоюдный, на тему ” и ты меня прости, моя лапушка…”
Короче говоря, Элеоноре Ивановне “мужика подогнали” девки.
Мужик “под пятьдесят”. Хороший мужик. Жена у него шалава и сука. Такой мужик хороший, и не пьёт, и зарабатывает, и всё в дом, а она, тварь, всё ей ни то, и, короче говоря, ушёл мужик от такой скотины.
И вот Элечка ждёт гостя и волнуется.
— Ты по-строгому, Эль…,– Нина Алексеевна так волновалась, что аж бледнела. Пуговку на блузке Элеоноре теребит,  пальцы дрожат,– Ты ему так и скажи: “Ты знаешь чего, мужчина! Ты если по-серьёзному, то я со всей душой! А если ты так, “трали-вали”, то катись на хер!.. Так и скажи, Эль!.. Так и скажи прямо!.. Ут-так прямо и скажи ему!”,– и губами дёргала, будто дочку замуж выдавала.
И Элеонора волновалась.
Мужик любой женщине нужен сильный, крепкий и умный.
Да,  наглое хамло кого-то вряд ли заинтересует, и рохля бесхребетная тоже не нужна.
Любую спросите: какой мужик-то должен быть?
Ответят – ну, во-первых, чтобы мужиком был… Чтобы ежели что сказал, то как отрезал. И чтоб без лишней грубости. Короче говоря, чтобы человек был хороший.
… Александр Владимирович пришёл ближе к ужину.
Аккуратный, культурный.
С порога вручил Элеоноре неплохой букетик. Розы белые. Аккуратно поставил возле ботинок пакет с чем-то.
— Здравствуйте, Элеонора Андреевна, это вам.
— Ивановна,– улыбаясь, поправила Эля.
— Ох… Извините. Зарапортовался…
— Ни чё, ни чё…,– мягко приняв букет, Элечка приглашает войти,– проходите, пожалуйста, Александр. Вот сюда проходите. Вот по коридору ванная и туалет, если желаете.
С кухни спасительно засвистел чайник.
— Располагайтесь!,– Элечка убежала, шурша букетом, и через минуту внесла цветы уже в хрустальной высокой вазе, поставила на кружевную салфетку, на столик между кресел, — Дождик, что ли?..
Александр Владимирович смущается, но держится достойно. Элечка пышет красотой и радушием, и вместе с тем скромна и учтива. Первый раз мужик в гостях. Тут надо… Аккуратно.
— Да, немножко покрапал и вроди бы…,– отодвинул занавеску, поглядел в окно озабоченно,– Да, закончился почти…
— Ну, и слава богу. Не промокли?
— Нет, спасибо.
Помолчали.
— Вот присаживайтесь, пожалуйста. Телевизор включайте. Если хотите…,– Элеонора вручила пульт и побежала на кухню, не забыв незаметно глянуть в зеркало коридора. Александр, чуть наклонившись, оценил её тыл взглядом.
… Через пятнадцать минут столик застелен кружевной скатёркой, выставлена жаренная утка, пюре, чайник поставлен на дощечку.
Александр Владимирович вспомнил про пакет в коридоре, осторожно предлагает:
— Я тут на всякий случай вина взял, Элео… нора Ивановна… Ну, не “на всякий”, а…,– краснеет.
— Пригодится!,– Элечке нравится скромность гостя. Под виноград и яблоки выставлено хрустальное блюдо. Вино поставлено в центр.
Присели, кушают прилично. Оба не голодны, но чуть-чуть попробуют. Александр Владимирович особо не пьёт, но по такому случаю пропустит стаканчик. И Элеонора не возражает.
— Ну, давайте выпьем за знакомство.
Телевизор выручил. Пугачёва запела. Старая запись, Пугачёва в ярко-зелёном пиджаке с огромными плечами, лосины, босоножки на шпильках.
…– Эй вы та-а-а-ам!.. Наверху-у-у!..
Чёрти-чё носили раньше… И ведь когда-то это было изыскано и прям супер-пупер… Круче не бывает. Сейчас так вот нарядись, хохотать в след будут… Клоун, ей-богу!..
Потом запел Барыкин.
Практически так же одет. Огромный пиджак на 10 см шире плеч. Причёска такая же, как у Аллы…
…– И никогда! И никогда!.. И никогда, и ни когда!.. И никогда потом об этом не жале-эла-а!..,– раз двадцать прокричал Барыкин, и Александр с Элечкой так заслушались, что повисла пауза.
— Ой, ну а что ж вы не кушаете?..
Посмеялись деликатно.
… К одиннадцати уже все разговоры переговорены. Александр благодарит за прекрасный вечер. Оба довольны, и оба чуть-чуть сожалеют в душе, что вечер этот закончился, и правила приличия не дают Александру остаться,  а Элечке даже намекнуть на это. Оба не хотят показаться неприличными.
Чуть вскружив голову вином, Элечка обходительна и очаровательна.
Александр, чтобы оставить о себе пикантное мужское воспоминание, исчерпав все ритуалы воспитанности, прощаясь, слега приобнял Элечку в коридоре, намереваясь скромно поцеловать в щёчку:
— Благодарю вас, Эля… Превосходный вечер!..
И Элеонора Ивановна, давно уже отвыкшая от мужской руки, неслышно застонала и обмякла. Александр с удовольствием прижал её нежно к себе, и осторожно поцеловал в сочные губы. Эля ответила взаимностью, положив полные ручки на плечи Александра. Слившись в страстном поцелуе, оба неистово стиснули друг друга в объятиях, и Александр, не прекращая поцелуя, стянул с себя ботинки, топчась, как жеребец. Повлёк Элеонору в комнату, бережно, но с напором, к диванчику… Эля стонала, еле сдерживая равновесие в руках Александра, совершенно опьянённая и растаявшая, и лишь огромным усилием воли остановила Александра, когда на ней уже почти не было кофточки:
— Саша, прекратите… Вы с ума сошли…
Александр распалился и распыхтелся, возясь с застёжкой лифчика, совершенно опьянев от запаха пышного тела.
— Саша…,– из последних сил вырывалась Элечка, обеими руками сдерживая последнюю баррикаду в виде бюстгальтера,– Я прошу вас… Не нужно… сегодня…
Александр с глубоким сожалением чуть сбавил темп, ощутил благодарный трепет женщины, и, плавно снизив скорость, невесомо остановился, так же теряя равновесие и голову.
— Саша… Спасибо вам.,– Элеонора мягко потупила взгляд, не отстраняясь,– Я не могу… вот так сразу… Извините…
— Нет, нет, что вы?..,– Александр очнулся и задышал, горячась, — это вы меня простите… Вы такая… Извините… Я…
— Не извиняйтесь…
Элечка медленно приблизила влажные губы, и подарила преисполненный нежности невесомый поцелуй.
… Вернулись в коридор, и опять обнялись, простояв так чуть дольше…
— До свидания, Эля.
— До свидания, Саша…
— Я позвоню вам. Можно?..
— Да-да… Я буду ждать.
… На следующий день Элеонору допрашивали на работе.
В обеденный перерыв Наталья Ивановна чуть не бегом прискакала в бытовку:
— Ну как, Эль?.. Как у тебя?.. Там… Эль?!.. Ну, ты чё молчишь?..,– шепчет на всю столовую, глаза, как блюдца.
Элечка откусывала бутерброд, вздыхая, не спеша помешивая чай в стакане:
— Ой, Наташ… Это совсем не моё, чё-то..,– головой качает разочарованно, задумчиво, даже с упрёком,– Это не мужик… Ни рыба, ни мясо, ей-богу!.. Как цуцык. Посидели, посмеялись… Потом говорю – ну, всё… Иди домой, что ли?.. И он ушёл… Тряпка!..

5 комментариев

  1. Образы хороши! Все. Вы психолог, Алик! И женские характеры Вам удаются, как будто работали в женской среде! И детали, и речевые особенности дополняют характеристику образов. Молодец!

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line