… — Ну вут та-а-ак!,– тонко пищит трёхлетняя Софочка, готовая уже разреветься,– Чего тебе не понятно? Вут так попъёбуй!..,– и она, уже красная от возни, в который раз показывает: ставит голову лбом на ковёр, упираясь ладошками, и выставляет подгузник ввысь,– Видишь? Сматъйи!.. А потом вут так!,– и, брыкнув пухлыми ножками, дитё с грохотом перекувыркивается, и бабушка вскакивает испуганно:
— Ой, расшибёсси!..
— Понятно?,– Софочка встаёт, одёргивает маечку по-девчачьи,– Понятно тебе? Попьёбуй!.. Ну-ка!..
Бабушка уже не знает, как и отбиваться. Бабушке семьдесят девятый год, и внучка прицепилась не на шутку. Сначала вроди шутили, и вот Софочка уже десять раз показала бестолковой бабушке, как правильно кувыркаться через голову, а бабушка всё боится и не кувыркается:
— Та на кой мне это, Сонь? На кой?.. А где куколка?..
— Ну, попьёбуй!.. Сматъйи!.. Вут так! Попьёбуй!..
Бабушка с Сонечки глаз не сводит. У Сонечки щёчки уже алые от старания, запыхалась вся. Не шутит София:
— Попьёбуй, я тебе казала!,– ножкой топает, бровки нахмурила,– Не слысыс?..
— Сонечка!..
— Не слысыс?..,– топ!..
— Та на кой же мне это надо, душа моя?,– уставшая от смеха бабушка тянет руки, но Сонечка успевает отодвинуться,– Иди ко мне, солнце ты моё!..
— Попьёбуй, гаваю!..,– солнце уже злится не на шутку,– Попьёбуй!..
Даша с кухни кричит:
— Чё у вас там, ба?..

Бабушка хотела крикнуть, а Соня её опередила:

— Баба как д-дуя!.. Вапще!..
— Чего у вас тут?,– Даша заходит, на ходу полотенце складывая,– Кто “как дура”?
— Ах…,– бабушка руки вскинула, головой качает, сейчас плакать начнёт,– Бабушку “дурой” Сонечка назвала…
— Как это?,– Даша застыла, глядя огромными глазами сверху, — Бабушку?
Нехорошая пауза повисла. Бабушка руками лицо закрыла:
— Ай-я-я-яй… Как обидно бабушке… Ай-я-яй… Бабушка плачет…
— Ты что, Соф? Бабушку – так назвала?
— Ни дуя!!!,– Сонечка с рёвом кидается к “плачущей” на диване бабушке, и судорожно пытается залезть к ней на колени, и Сонечку подхватывают, и целуют в спелые щёки, и тормошат, а Сонечка уже горланит, как пилорама:
— Ни дуя баба!!! Вапще ни дуя!!!…
И вот уже смеются, и обнимаются, и Дашенька корит строго, расцеловав орущее чадо:
— Нельзя на бабушку так говорить, Соф! Ты чё?.. Нельзя!..
— Ни дуя!!!..
— Та она больше не будет!.. Не будешь ведь?.. Золото ты моё…
Разобрались вроди…