Самый честный бог.

 kapishhe-chur-peruna-9… Со скрипом я чуть приоткрываю фанерную дверцу своей табакерки… Смотрю в щёлочку долго, недоверчиво. Косюсь… Стараюсь убедиться наверняка, перед тем, как высунуть нос. Чтобы по башке ненароком не схлопотать…
… Заметил вот недавно, что всё чаще мои нетленные бредни я вынужден начинать с предварительных извинений. Мол, ни кого не хотел обидеть, эсли чо, мужики… Думал, что обойдусь сёньдя… Не обойдусь, оказалось. И дурашливость кончается почти…
А случилось мне гостевать в одном горном селении как-то…… Совершенно случайно очутился я в старом и добротном, наполовину уже вросшем в скалу доме, и жил я в нём почти неделю, пока “Скорая” доползла за мной в горы.
… –“Альпинист”,  т-твою нехай…,– усмехался на удивление русский в этих краях дядька-врач, оглядывая мою самопальную шину на ноге,– шо вы всё в горы лезете-то?.. А?..
И увезли меня с ветерком.
А до этого я прожил в горном селе несколько потрясающих дней.
Оговорюсь сразу – опишу, как могу. Просто тема так меня взволновала, что который год уже в голове моей она…
… Деревенька малюсенькая. И не мудрено. Почти отвесные скалы – как тут особо разгуляться? От соседа до соседа минимум пять минут ходьбы. И то – если погода позволит. Место суровое. Тут даже ветерок опасен – сдует к чёртовой матери, свалит с ног, а высота и острые камни своё дело хорошо знают, если конечно докатишься до низу…
И вот живут в доме целым семейством люди. Хозяйство нехитрое. Несколько коз, пару баранов. За дровами ходят чёрти-куда!.. Воду из ручья каждое утро возят на осле.
Всё тут имеет цену. Ко всему своё уважение. Даже палку просто так никто не сломает – пригодится. И камень не бросят зря, играючи,  можно беды наделать. В горах-то. Так же относятся и к словам, и к делам. Крикнуть, побежать, выругаться или запеть – целое событие, и всё не зря. Всё нужно уметь объяснить. Мальчик взял нож со стола – мать посмотрела сурово, но молча. Оба знают – просто так не взял бы, а чё натворит – получит по полной. Тут говорят один раз. Не повторяют. Роли распределены беспощадно, и на век. Все друг другу должны. Должны помогать, должны любить и беречь тоже должны. Из рассказа:  пастух-дед приболел в горах, внук семи лет почти неделю тащил его на себе, ночью от волков огнём отбивался… И спрос тут также суров. Не простят глупость, трусость, воровство. И наказание будет суровым. Если вымолишь прощения истово и искренне. Может и простят. Вот и клянутся тут кровью. Один раз клянутся. Ибо клятвопреступнику – смерть. В лучшем случае – изгнание из семьи. Хотя как посмотреть… Что лучше?..
В каждом доме, на самом хорошем месте, где гостей встречают именитых, на древнем ковре висят святыни – прапрадедов кинжал, платок прабабкин, несколько фотографий, портреты. Каждый член семьи подробнее чем “Отче наш” знает – чьё это (имя, отчество, личные данные, и особые заслуги):
— Это бусы моей прабабушки. Она очень хорошо пела. Красивая и умная была. А это – кинжал моего пра-прадеда. Ибрагим-ага. Очень сильный он был. И смелый.  Один в горы ходил.

 И если спор затеялся какой, и если событие значимое – всех ведут к
ковру.
— Поклянись именами предков, что будешь любить и беречь мою дочь…,– говорит взволнованный бородач, и молодой жених клянётся раз и навсегда, и с фотографий смотрят на это деды и бабки, свидетельствуют. И нет большего греха , чем даже попытаться обмануть их!
Предки тут – боги. В каждом доме свои боги. Им клянутся, им плачутся в ночи, у них совета просят, перед ними каются в одиночестве, их благодарят за жизнь.  Имя предка произносят с уважением и трепетом. Не мифическое божество, а свой, наш, семейный, добрый и строгий дух остался в доме, с портрета смотрит то ласково, то сурово. И слова его передают из уст в уста, словно сказки волшебные.
— Как говорил мой прадед Али, мир его праху и милость божья:” Каждый должен беречь своё имя, данное отцом и матерью, потому что нет ни чего дороже, чем честное имя мужчины!”
И все одобрительно гудят, поднимая чашки и стаканы, и смотрят на предка, взирающего со стены…
— Вот возле этой вишни прадед так и сказал моему деду, перед тем, как на войну уйти…
И вишня эта потому во дворе священна и любима. Кто посмеет возле неё плюнуть или слово плохое сказать? Сама прабабушка собирала с неё ягоды!.. А из этого вот священного ручья дед всю жизнь пил воду, и прожил сто лет!..
И льются тосты рекой, и чего не коснись – всё вокруг, всё, что зовут Родиной, всё святое и священное! Именно эти скалы помнят последние слова деда-героя. Именно этот дом сложили когда-то дальние твои предки. Именно у этой яблони покойная прабабка читала похоронку на сыновей. Всё тут святое!..
И чем старше человек – тем больше ему почёта. Потому как и ему когда-то ты так же клясться будешь. Не обижай старика. Пусть в памяти твоей останется его любящий взгляд, а не ругань. Лучше ты запомни его добрым и весёлым. А то как же ты после этого совета у него просить будешь? Да и тебе самому нужно жизнь прожить достойно, чтобы в памяти твоих детей не остаться (не дай Бог!) трусом или лжецом. Кто ж тогда вспомнит тебя хорошим словом? Кто твой портрет повесит на ковёр?
… Уезжал я оттуда ошарашенный.
Нет. Объясняйте мне сколько угодно. Но объясните – в чем не правы эти люди?
То, что поклоняются понятным своим богам? Помнят и хранят их имена?Свято берегут и любят свой дом? Разве не правы они?

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line