…– Та вин як телок, ей-богу!..,– говорила наша малярша Зоя Николаевна, и была совершенно права – Рамиль действительно телок ещё тот. Садись сверху и катайся…
Все люди, как люди. Пятница! После обеда на заводе хрен кого увидишь. Нормальные мужики уже в душевых намылись, по-пийсят хряпнули, и рубятся в курилках в “козла”, ждут автобуса. А этой дурачине надо выпендриться обязательно.
…– Рома! Ты чего не собираешься?
А Рома всё никак не не докрутит свою щитовую. Рамиль электрик, и электрик он хороший, хотя и молодой. Сорока ещё нет, хоть и лысина уже проклюнулась. И привык вишь Рамиль всё до конца доделать. И работает Рома хорошо, не придерёсся… И все уже смылись по раздевалкам, а Рамиль всё в трансформаторе ковыряется, доделывает, гляди на него…
…– Тык ыть,– сколько раз я слышал от него, потного и измождённого, с отвёрткой в зубах,.. — На совесть когда сделаешь… Оно и на душе спокойнее… И люди тебя отблагодарят…
Придурок, короче.
И вот опять на заводе уже тишина. Пятница, после обеда!.. Тишина такая, что воробьи переглядываются: “Шо такое?”…
А Рамиль всё в своём трансформаторе…
Гайку докрутил, изоленту домотал, тумблер заменил, и опять всё по кругу проверил. Стоит, рукой о решётку опёрся, ногу вытянул устало, камешек из сандалии вытряхивает, ногой трясёт…
Тут его Зоя Николаевна и застала…
… Потом уже в травмпункте она плакала, убивалась, грудью колыхая и выжимая платочек:
— А я иду – смотрю, Ромка стоит, в решётку вцепился, и ногу задрал, трясётся весь… Ну, думаю, током его прихватило…
А завод у нас здоровенный. Начальство строгое. Везде плакаты по ТБ висят. И вот наша Зоя Николаевна, в строгом соответствии с инструкцией, не минуты не раздумывая, схватила доску из штабеля, и со всего размаха сбила ни чего не подозревающего Рому подальше от трансформатора…
Перелом лопатки и сотрясение мозга…
А чё вы хотели?
Зоя Николаевна – тётка рослая… Из Чернигова… Доской-то… Фигасе…
… Нет, Рома быстро оправился и вышел из больницы, не переживайте. Почти не заикается уже в последнее время. Но урок Рамиль запомнил, и больше хернёй он не занимался. Не гоже от коллектива отрываться. Так вот!