Про Перца.

1467011141091…Доча недавно подкинула свыню… Точнее сказать не свинью, а собачку. Щенка купила. Первая в нашей семье собака появилась, говорю. В Российской Федерации эту породу почему-то ошибочно называют “Джек Рассел терьер”. А опытные и умудрённые жизнью люди их зовут шилопоп. И это вполне справедливо, замечу я…
Доча принесла вечером в коробке из-под босоножек крохотного глазастого пушистика, чья голова относительно размеров занимала половину его тела. Куцый хвостик с мизинец, короткие разъезжающиеся по линолеуму лапки… Пёсик доверчиво осматривался, покорно принимал ласки, и послушно лежал на руках. Три с половиной часа. И вот 20 ноября пёсику исполнилось уже два месяца, и теперь каждое утро, ровно в 05.30, я просыпаюсь от того, что меня умывают чем-то шершавым и тёплым, оглушая квартиру восторженным лаем “давай кусаться?!..”

Имя, помню, подбирали мы без скандалов и слез, как ни странно. В семье я уже давно и прочно занял нишу Самого Наимудрейшего Назывателя. Есть во мне такая особенность – посмотрю в глаза какому-нибудь хомяку, к примеру, и сразу же вижу – это именно Харитон, и ни кто другой. Многие мои знакомые слагают обо мне легенды, отдавая дань уважения, за придуманное мною имя их питомцу. В Самаре, например, благополучно проживает уже лет десять огромный меланхоличный кот названный мною Мао (привезён из Китая, сказали). А подружка моей супруги пришла в восторг от моего варианта имени для её таксы – гавкучего скандального существа, и теперь их пса зовут Геббельс. Как-то мне даже приходилось назвать змею, но Зоя Захаровна уже покинула этот мир, и я не люблю о ней вспоминать.
Итак, доча купила пса. И пса теперь зовут Перец.
Не скажу, что собака доставляет много хлопот. Нет, пёс умный, хорошо обучаемый и чистый. Вместе с тем он требует повышенного внимания, и постоянно пытается участвовать во всём. Например, ни что не приводит его в восторг так, как мытьё полов моей супругой. Жена теперь это делает украдкой. Косясь на спящего Перца, она на цыпочках беззвучно пытается что-то успеть подтереть, но ни тут-то было. С воплем “ага-а-а!” пёс бросается помогать, и лишь несведущий человек со стороны может подумать, что они забирают друг у друга тряпку, грязно ругаясь и угрожая. Гладкошёрстого шилопопа хлебом не корми – дай ему помочь вымыть вам полы, уверяю вас.
Мы уже сделали все прививки, и недавно начали гулять на улице.
Всегда с трудом представлял себя – гуляющим с собакой.
А куда денисся?.. Гуляем теперь…
Одни только собирания к прогулке чего стоят…
— Пойдём гулять?,– спрашиваю я.

 — Одну минут, — отвечает пёс, соображая, нет ли у него сейчас неотложных дел, для чего он носится по квартире, звонко лая и подпрыгивая чуть выше метра.
— Давай курточку наденем… И пойдём…,– садитесь вы на корточки, приноравливаясь.
— Хорошо,– отвечает пёс, вертясь юлой,– ты знаешь, у меня по-моему вот тут рукав распоролся.
— Подожди…,– вы начинаете терять терпение, когда он второй раз выкрутился из почти надетой куртки, — Подожди, говорю, дурачина!..
— И вот тут, по-моему, протёрлось…,– бормочет пёс, выкрутившись в очередной раз, и вцепившись в куртку в области брюха.
— Отпусти!.., — тихо цедите вы сквозь зубы, начиная потеть, пытаясь стряхнуть висящего на куртке пса, — Отпусти, скотина такая… Разбудим ведь всех сейчас!..
Урча моторчиком в жопе, пёс косится снизу:
— А чё, ещё спят что-ли?…, — пёс выпучивает глаза, пугаясь, — Бли-ин… А я ору, как дурак…
И мы на цыпочках выходим в подъезд.
… И вот нам вчера стукнуло уже четыре месяца. Перца Чили эль Монморанси в узком кругу мы зовём  просто – Перчик. И вот, значится, нам стукануло, я имею ввиду… Грохнуло, так сказать…
“В принципе, пёсик прижился у нас”. Если я именно так сформулирую его статус на сегодняшний момент, соседи поднимут меня на смех. Поэтому скажу честно – мы с семьёй понемногу приживаемся рядом с Перчиком.
… Когда я, науськаный любимой дочей, дал согласие на его прописку в нашей квартире, он был размером с мой кулак. Около 62% его тельца занимала голова, а около 44,5% (я боюсь быть неточным, простите) объёма его головы занимали глаза, робко глядевшие на мир, и в них явно читались христианское смирение и врождённое целомудрие. Смотришь в его глазки, и ловишь себя на мысли, что щенок вот-вот тихо прошепчет что-то типа ” отче наш!.. Иже еси на небеси…” И мы с женой умилялись покорностью и добродетелью крохотного создания… в течении получаса. Через два дня мы поняли, что пёс ярый атеист, по крайней мере. Развязность, с которой он прохаживался по квартире, словно собираясь её продать, выдавала циничного дельца и проныру, и теперь нам уже явно мерещилось, что пёс иногда бормочет себе под нос что-то на манер “гоп-стоп… мы подошли из-за угла…”
Нет. Уверяю вас – собака такой породы заметно выделяется из общей массы своих собратьев интеллектом, сообразительностью и тактом. По крайней мере так нам обещали. Смышлёный пёс, сразу же сориентировался где в квартире еда, где туалет, и куда можно забежать с моим носком в зубах так, чтобы у него было пять минут форы, пока я вытащу их обоих оттуда посредством швабры. Сначала пса, потом носок. Его маниакальная любовь к моим носкам выражается подозрительной стабильностью. И если раньше я твёрдо знал, что мои носки спокойно стоят рядом с пуфиком у кровати, то теперь Перец внёс свои коррективы, и, проснувшись, я знаю наверняка – мои носки под диваном в детской комнате, в самом дальнем углу. Каким собачьим фэн-шуем он руководствуется, шут его знает, но каждое утро Перец начинает именно с этого ритуала.
Вообще, его склонность к перестановке в квартире уже воспринимается нами как должное. Мы уже почти не протестуем, что сапоги жены должны храниться в строго заведённом Перцем порядке: правый сапог в ванной комнате, а левый – возле мусорного ведра на кухне. Это нерушимо. 
К мусорному ведру, кстати, Перец тоже испытывает какие-то мистические чувства. Мы используем маленькую офисную урну, в которую вставляем целлофановый пакет, который в свою очередь меняется регулярно. У меня жена чистюля до маниакальности. А первые несколько дней, пока я не приучил собаку согласно метода по Мокровыжатотряпкинскому, супруге приходилось оставлять ведёрко на кухонном столе (!), дабы избежать ночных эксцессов с принципиальной ревизией нашей мусорки мсье Перцем.
Вообще, конечно же, у каждой собаки (да и у каждой собачье породы, как я заметил) есть свои отличительные качества и наклонности. Все знают, к примеру, о задумчивой инфантильности бассетов, и никто, я думаю, не станет оспаривать тот факт, что доберманы, например, хорошие бегуны и прыгуны. Нашего же пса отличает от всех во дворе и дома повышенная активность и любопытство, сделавшие мой голос сиплым до неузнаваемости. Перец знает наверняка – самое главное, что меня интересует, когда я обуваюсь, например, или занимаюсь мелким ремонтом – это его нос. Куда бы я не сунул руки, куда бы не повернул лицо, первое, что я ощущаю, осязаю и вижу – это именно его мокрый нос.
Моё передвижение по квартире заставит неподготовленного человека содрогнуться. Согласитесь, человек, который во время ходьбы всё время задирает колени, каждым шагом перешагивая через собаку, выглядит нелепо. Причём “перешагивает” он в обеих направлениях, двигаясь как на кухню, так и с кухни. Дружеские возгласы: “Ну, всё-всё, мой хороший!” с поглаживанием по загривку, уже прошли фазу хмурого пинка под зад ввиду бесполезности, и теперь вы уже ходите, молча вздыхая, задирая ноги, словно цапля, которая ждёт, когда вода стечёт с очередной ноги (а в вашем случае, пока Перец отпустит очередную штанину)…
Неприхотливый в еде, Перец придерживается скромной диете аскета. Грех чревоугодия он отвергает с отвращением. Как он считает, видимо. В его холостяцкое меню входит рисовая каша с говяжьими фрикадельками, а в обед он обычно принимает пару куриных сердечек с гречневым гарниром без соли. Упрекнуть Перца в пуританстве, тем не менее, тоже нельзя. Я откровенно подозреваю, что за варёное яйцо Перец когда-нибудь продаст душу дьяволу. Ничто больше не воздействует так на невинную душу пса, как запах варёного яйца. Из порядочного джентльмена совершенно сатанинским образом Перец преображается в наглого лживого головореза и попрошайку. Мгновенно теряя достоинство, он готов унижаться и лебезить, и быстро переходит к оскорблениям или постыдному воровству. Спасти всю тарелку с яйцами может только то, если вы встанете на табурет, и высоко поднимите её над головой.
Прогулки с Перцем также значительно повлияли на моё мировоззрение в целом. Биатлон на 15 км по пересечённой местности в буран по сравнению с нашими прогулками – просто детское баловство. Словно одержимый каким-то внутренним зовом, Перец несётся со скоростью велосипеда, влача меня на поводке за собой по только ему известному маршруту. Вы видели когда-нибудь как хлопает на ветру резиновая тряпочка, оставшаяся от лопнувшего шарика, привязанного к свадебному лимузину?.. Примерно такие же чувства я и испытываю на прогулке с Перцем. Смирившись с судьбой, я несусь, словно ошпаренный лось, за Перцем, заботясь только о том, чтобы нас не сбила машина. Причём и выходим и входим в подъезд мы на той же скорости. Перепугав почтальона, и сбив с ног очередного подростка, мы влетаем с вытаращенными глазами в квартиру, и, после помывки в ванной, Перец мгновенно засыпает, свернувшись калачиком, а у меня есть полчаса, чтобы успокоить сердцебиение и дыхание.
Вот и сейчас я тайком пишу эти строки, пока он дрыхнет, уткнувшись носом в мои носки под столом…
… Каюсь… Всегда с насмешкой, а чаще просто издевательски, относился я к барышням, души не чающим в своих четвероногих чадах.
И если бы вы мне сказали год назад, например, что я буду писать о домашнем псе, да ещё и выставлю его фото (!)… я бы вас побил, наверное. И вот уже третий раз пишу, какого-то хрена…
Перец из маленького пачкуна вырос в серьёзного пятимесячного парня. Несомненно, очень умный пёс, что меня радует и настораживает одновременно. Совершенно не напрягаясь, мы за месяц освоили основные команды на русском языке. Стой, сюда иди, пошли, тихо, кушать, нельзя, где мячик, (это я сейчас перечисляю команды, которые он знает), отдай, накажу, гуляй, молодец, щас получишь, зараза такая, ну и конечно же своё имя. Причём, услышав одну из команд, пёс смотрит мне в глаза, проверяя, не ослышался ли он? А если он слышит знакомые слова  из чужих уст (по телеку, к примеру) то приходит в замешательство, удивляясь и волнуясь.
Габаритами Перец с таксу. Только короче, и хвост матюком закручен. Чуть подпилить ноги и перекрасить йодом – вылитая такса будет.
Охотник.  Гулять привык с первого раза, на “гульбище” рвётся, как на охоту.
Выйдя из подъезда, заявляет о своём присутствии из далека, но не злоупотребляет этим обычно. Скромен. Первое время немного мешало то, что прохожие, особенно знакомые, всё время старались его погладить. Перец воспринимал это как должное, кидался целоваться, и я унывал, что придётся отучать от этого. Примерно так же расстраивалась супруга, что (пардон) писает Перец позорно по-девчачьи, присаживаясь задними лапами. Но, как оказалось, всему своё время.
Пару раз проводив завистливым взглядом очередного пса, стремительно задравшего к звёздам лапу, Перец на досуге потренировался у зеркала, и даже подскользнулся пару раз неловко. Тем не менее, процесс пошёл. Пёс сначала “брызгал” просто стоя на трёх лапах, а теперь, как я заметил, оттачивает это мастерство с каждым днём, и я уверен, что ещё день-два, и мы вполне достойно уже сможем исполнить данную акробатическую процедуру в обществе.
В общество мы ходим на пустырь за шестой лицей по ул. Мурысева.
Место там возвышенное и от дорог отдалённое. Сосны по периметру задумчиво и сонно шепчут о чём-то. И редкие следы невольно лишь напомнят о бренности бытия, а сонные вороны в кронах карагача переругиваются негромко…
… Вечерами тут оживлённо. Приходят молчаливые овчарки, волоча за собой старух. Несколько шумных мелкопородных пёсиков приводят сюда за собой молодых девушек. Мужика приводит серьёзный ризеншнауцер Юджин, и молодой парень сюда захаживает, ведомый толстым “французом” Баксом. Теперь и мы с Перцем тут пасёмся.
Народ разношерстный. Перец у всех на слуху. И не мудрено. Уже на второй день мы “прогремели” в местной прессе.
… Через пустырь по-диагонали ведёт тропа.
Проходит по ней редко кто, и сразу же это привлекает внимание.
Местный житель знает – тут собачий бомонд, и с пониманием относится, если вдруг его окликнут из далека, или какой-нибудь невежественный молодой пёс ещё и подбежит понюхать. А незнакомые встревоженно ускоряют шаг, приводя в восторг Бакса и ещё некоторых…
… Как и многие его собратья, Перец отвергает любое панибратство.
А тут ещё и мужик оказался пьяненьким. Дёрнул его чёрт присесть на корточки:
— Пёзик… Фить-фить… Ха-ро-оший  пёзик…
И, хохоча, мужик сделал неприличное движение, вывалив до отказа язык.
Перец по привычке глянул на меня, и я замер, уверенный, что мужик погладит  его и отвяжется. А этот чудак, погладив Перца, попытался взять пса на руки!..
Этого Перец уже не смог вынести.
Молниеносно.
— В-ввАФ!..
И пулей отлетает на пять метров, ощетинившись возле меня.
— Ах, ты ж сука…,– мужик прижимает к себе руку, обнимая её другой рукой, вставая и бледнея.
И начинает бегать, искать камень!..
Я обалдел.
— Мужик, иди отсюда,– говорю.
Бабульки налетели на мою защиту. Несколько собак подбежали с лаем.
Пьяный опешил и ретировался, спиной отступая по тропинке.
— И чтоб духу твоего больше тут не было!..,– вслед ему орёт Перец.
Я не хвалюсь.
Я наблюдал за собакой.
Я своими глазами отчётливо видел, как отскочив от укушенного, Перец, сгорая от стыда, косясь на дам, пару раз тявкнул:
— Я же просил, не трогай меня!..
— Чё случилось?,– тут же подбежал к нему Юджин.
Ещё несколько собак просто подбежали, молчат.
— Представляешь,– Перец качает головой,– как дурак себя ведёт!.. Смотри!.. Руки об меня вытирает липкие, пахнет какой-то дрянью…
… Когда мужик ушёл, собаки ещё пошептались немного, и разбрелись по пустырю, издали поглядывая друг на друга, а их хозяева деликатно слушали наш с Перцем разговор на тему “не надо кусаться”, и Перец оправдывался, как пацан, совсем не долго:
— Ну, он же сам… Ты видел?
— Нельзя кусаться, говорю. Ты зачем его цапнул? Видишь – пьяный дурак. Отойди от него. Зачем ты погладить себя даёшь?
— Да откуда я знал, Алик?..
— Я тебе говорил: “Иди сюда!” А ты стоишь, смотришь на него. Вот он и лезет к тебе. Сам виноват.
— А чё он…
— Всё, иди, гуляй. Вон, девчонки уже смеются…
И такса и корги, и даже обе овчарки с уважением поглядывают на нас.
И Перец бежит, скачет в сугробе козлом:
— Чё там? Всё нормально, девчонки?
Сегодня он звезда!
… — Да… Ни чё так… И фигурка… И мордашка…
… Моему псу Перцу вчера был год.
Прогулки наши (со мной) он ценит особо. Согласитесь – одно дело гулять с глупой женщиной или с десятилетним пацаном, и совсем другое, когда гуляют два солидных мурчины.
… Не спеша мы прохаживаемся по своим местам, кое-где останавливаясь по делу. Зная мою привычку оглядываться на женщин (ни капли пошлости, уверяю вас, милые! Просто восхищение прекрасным!), Перец уже подыгрывает мне, тоже с интересом рассматривая очередную мадам.
— Да, ни чё так…
… Пёс возмужал и стал сдержаннее, я заметил.
Он уже почти оставил свои былые попытки сунуть нос под юбку очередной даме сзади, оценив мой взгляд как команду. И мы уже не выслушиваем их неприличные визги. Просто провожает глазами, иногда переводя на меня одобрительные взгляды. Вместе с тем он требовательно ждёт моей реакции, в свою очередь, когда мы встречаем “девочку”. Собачку, я имею ввиду.
… — Ни чё так, да?..,– пытаясь порвать поводок, он всё ещё иногда срывается с места по привычке, и “девочка”, элегантно дефилировавшая только что мимо, неминуемо срывается на неприличный галоп с языком на плече, так как Перец, не смотря на малые габариты – хлопчик резвый, и уйти от его мокрого носа, сохранив достоинство в походке, дамам всё сложнее. 
Я заметил, ему нравятся крупные дамы. Слезливую мелюзгу он провожает сдержанным взглядом, а вот лабрадорши в Перца вселяют необъяснимый интерес.
Идёт такая вот мадам в метр ростом, и вдруг с удивлением начинает чувствовать, что её практически начинают любить, и дама начинает вертеться, недоумённо тараща глаза, так как шустрый Перец (в 20 см ростом!) всё время оказывается сзади, и его не видно. Дама начинает паниковать и нервничать, и крутится волчком, но Перца это только подзадоривает, и дама начинает визгливо возмущаться, краснея от стыда и удовольствия.
… Пару раз уже по роже получали.
Но это так… Мелочи…
… Песенка дурацкая есть, помните – “На лабутенах я, и в офигительных штанах…”?
Поём эту песенку уже четвёртый день.
Только слова переделали мы с Перцем. Мы поём так:

На – лаб – ра – доров! Мы!
Идём охотиться с утра!
На лабрадоров! Мы!
Идём охотиться с утра!..

И вот, короче, каждое утро мы теперь ходим охотиться на лабрадоров.
… Становясь старше, Перец перестал искать лёгких путей, и теперь мы выходим на улицу с одной лишь целью – найти собаку покрупнее, и задать ей перцу.
Шавки типа коккеров или бульдогов нас мало интересуют, нам подавай дичь покрупнее. Лабрадоры, овчарки… Бывает, повезёт, и попадётся какой-нибудь аппетитный алабай, а недавно, хотите верьте, хотите нет, мы поймали сенбернара килограмма на двадцать два. Тяжеленный, мордастый… С трудом удрали…
… В охоте на лабрадоров Перец уже выработал определённую тактику.
Наиболее верным способом получить удовольствие Перец выбирает тот момент, когда они оба (и лабрадор и Перец) на поводках.
Ещё из дали почуяв дичь, Перец воинственно принимает стойку, раздувая ноздри по ветру.
Тут главное не спугнуть.
Почуяв лабрадора за 100-200 метров, Перец издали кидается на жертву, пытаясь порвать поводок, и пока глупый лабрадор пытается сообразить – откуда раздаются звуки, Перец успевает высказать всё, что он думает о нём.
— Эй, ты!,– кричит Перец незнакомцу, не спеша и задумчиво трусящему на поводке,– Да-да! Ты!.. Иди сюда! Я устрою тебе трёпку! Жалкий трус!..
Лабрадор с удивлением озирается, пытаясь найти источник звука, и даже осматривает ветки деревьев наверху.
— Я тебе говорю!,– кричит Перец с высоты своих 20 сантиметров,– Да, тебе!.. Сюда иди, я сказал!..
И ни чего не подозревающий лабрадор шурует дальше, и проходит в пяти метрах уже, и только тут замечает Перца, и Перец презрительно молчит, и когда лабрадор отходит на десять метров, Перец не может сдержать презрительного смеха,– Вы видели?!.. Нет, вы это видели?!.. Трусливое создание!.. А-ну, иди сюда!.. И не вздумай впредь называться собакой!.. Трус!.. Твоё счастье, что я на поводке!.. Эй, ты!..
И шоркает пару раз задними лапами в сторону сбежавшего. И мы идём дальше.
Но бывали, конечно и эксцессы. С кем не бывает осечек? Даже самые заядлые охотники, бывает, дают промашку.
Как-то к нам в зубы попалась лайка.
Здоровенная псина, чёрно-белого окраса. Вечером дома Перец пытался потом показать лапами размеры лайки, но у него не хватило размаха лап.
… Огромная голубоглазая лайка вынырнула из кустов прямо перед нашим носом, и тут же случился конфуз. Перцу показалось, что лайка была на поводке…
… Мы потом ещё долго с ним переглядывались потом озабоченно, пожимая плечами:
— Ты куда смотрел-то?,– вздыхал Перец.
— Да фиг его знает,– я и в правду был подавлен и обескуражен,– смотрю – вроди на поводке… А потом смотрю… Нет поводка… Просто в ошейнике…
— М-да…,– Перец укоризненно качал головой,– бывает же… такая хрень…
… А тот раз Перец привычно встал в позу, гордо расправив плечи:
— Эй, ты!.. Сюда иди!..
А лайка быстро обнюхала воздух, увидела нас, и легко подбежала вплотную, покачивая роскошным хвостом, закрученным в калач.
Спокойно сунув Перцу нос под хвост, лайка понюхала, зашла с другой стороны, и понюхала Перцу морду.
Не ожидавший такого, Перец замер, подняв переднюю лапку и зажмурив глаза.
Голова лайки была чуть-чуть больше, чем весь Перец. Огромадная псина делово и привычно провела досмотр, не найдя в Перце ни чего интересного, отошла на сорок два сантиметра, и, грациозно задрав лапу, поставила короткую резолюцию рядом с небольшой осинкой. Бросив скучный взгляд на Перца, более напоминавшего китайскую игрушку в магазине, потрусила в бок.
Из кустов вышла запыхавшаяся девушка:
— Дуся! Фу!.. Ко мне!.. Дуся!.. Дуся!..
Лайка повиновалась.
— Иди сюда! Хоро-о-ошая моя!,– девушка села на корточки, погладила великолепную холёную спину собаки, и пристегнула к кольцу на поводке мощный поводок,– Не обижай маленьких!.. Пошли…
И они пошли прочь, и качающийся пушистый хвост был ещё виден вдалеке минут пять.
… Если бы в тот раз я легонько бы ткнул Перца пальцем в бок, уверен – каменный Перец упал бы на бок, и остался бы в таком положении, с поднятой передней лапкой и зажмуренными глазами.
Но я так не сделал, и Перец громко сглотнул, и начал дышать, открыв сначала один, потом другой глаз.
— Пошли!,– говорю я.
И мы пошли в другую сторону.
И Перец молчал минуты две, изредка оглядываясь назад, и не мог смотреть мне в глаза, и хвост у него болтался между ног, хотя я даже не подозревал, что он у Перца может гнуться в эту сторону…
… Только возле дома он немного освоился и даже отматюкал по привычке пару ротвейлеров, но уже без настроения, и тщательно проверив, на поводках те или нет?
И в глазах его ещё несколько часов была задумчивость, и он был рассеян, и отвечал невпопад.
А вечером, после купания и вечерней гречки с куриными сердечками, Перец вздохнул как-то особенно тяжело:
— М-да… Ни чё так, тёлочка… Дуся…

(на фото моя дочь Полина с Перцем. Перец справа)

5 комментариев

      • Мне нужен кусок динамита, чтобы было чем отвлекать от младшей тринитроталуолки. Иначе я сама динамитной становлюсь. А ту кааааак бааахнет, и всё, одни ошметки от психа. Мож адекватной мамашкой хоть стану. Ну, иль другой вариант, Джек меня тааак выгуляет, шо психовать мне будет лень.

        • ))) Тут как фишка ляжет. Общаюсь с одним мужиком, у него тоже Рассел, тока дивчина. Небо и земля. Что-то типа старого анекдота: “Идёт болонка на поводке. Расчёсанная, подстриженная, бантик красный, осанку держит, лужи обходит. Из кустов вываливается кубарем грязный как чёрт “балон” с дохлой вороной в зубах. Болонка: “Здравствуйте. Я – французская болонка Микки. А вы кто?”… Балон (дурашливо): “А я не знаю!.. Я поссать пришёл!”… (Извините. Издержки воспитания.)

          • Нееее, нам в бабье царство еще одной дивчины ненать… у нас и так.. без суки.. нормально… нама мужука надоть, шоб порядок новел, да на себя отвлекал…. эх, хочу, хочу… дочь предложила написать письмо деду Морозу, коллективное, штоба значит всем одно желание: рассела под елочку. Пора сочинять

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line