Полёт золупивки. - Алик Гасанов

Полёт золупивки.

5-03… К таможне когда подъехали, Василий Иваныч только-только проснулся.  Жарко. Машина без кондиционера. Три часа в дороге уже. Вся спина мокрая… Голова гудит мерным гулом. Горячий ветер дует в окно, иссушая сто раз уже вспотевшие волосы.
— Почти подъехали, Вась. Просыпайся…
Умница Кохвана осмотрела новоявленного супруга в зеркале.
Повернулась и придирчиво оттёрла чего-то на его небритой щеке.
— Сделай приятное лицо. Тут они у нас шуток не понимают. И молчи. Просто улыбайся и молчи. Я сама буду говорить. Где твои паспорт?.. Сними обложку.

Степь тянется раздольным покрывалом. Небо белое.
Ох, и жарко…
… На блок-посту никого нет будто. Прямо на бетонных блоках написано крупно “Граня Скотня – Божена. Стоп тут!”
… Кохвана аккуратно остановила машину перед жирной белой чертой у знака, посигналила тихонько.
Из-за бетонных блоков выглянули трое, нацелили в машину автоматы.
Василий замер.
— Стоп тут швыдка торопь!,– кричат из-за блоков, — Стоп тут!..
Тут же сбоку вышел ещё один. К машине идёт.
Кохвана с силой выдохнула, собравшись. Сквозь зубы, растянутой улыбкой шепчет мужу:
— Требуют стоять пока… Держись за щёку. Я скажу, что у тебя зубы болят. Молчи…,– девушка приветливо машет в окно рукой,– Здоровень бул,  господаряне!
— Стоп тут!,– кричат “блоки”.
К машине сурово подходит офицер, из далека строго предупреждая:
— Не чемо не спихвайте, бо измордую!
— “Ни чего не предпринимать, не то будем стрелять”,– шёпотом переводит Кохвана, и тут же приятно кивает подходящему,– Так буде господорян вахвихцер!
Офицер подошёл, сурово заглянул в салон:
— Це чья животина?
— Це моя животина, господорян вахвихцер!
Офицер внимательно осмотрел Василия:
— Дуже твоя морда до мини сходна! Выходь з салону!
Кохвана не переставая улыбаться, повернулась к мужу, расстёгивая ремень, зашептала весело, с трудом борясь с дрожью рук:
— Он говорит что твоё лицо ему кого-то напоминает…
Видя, что офицер отошёл на пару шагов, Кохвана шепчет в который раз:
— Сейчас выйдем – делай что говорят и молчи. Хорошо, Вась?..
Офицер пошёл к блокам, позвал за собой жестом, наклонившись под шлагбаум, опять помахал:
— Подь до менэ швыдче!
… За блоками оказался небольшой фанерный сарайчик с вывеской: “Справа управима! Горою справа!”
— Справочное управление,– машинально переводит Кохвана, со страхом поглядывая на целящихся в неё людей,– Правогорожье… Район такой…
Зашли в сарайчик.
За столиком сидит девушка в камуфляже.
Сбоку на треноге – фотоаппарат. На стенах флаг и инструкции.
— Сиди стой!,– приятно улыбнулась, указав жестом в угол на лавочку, опять в бумажку уткнулась.
Василий растерянно покосился на жену. Та стеклянно улыбается:
— Садись и жди… просят…
Сели.
Девушка дописала что-то, подняла голову, придвинув к себе чистый бланк:
— Чом шляешь тут?
— До дому.
— Це чья животина?
— Це моя.
— У…
Девушка уставилась в паспорта, стала переписывать что-то, одной рукой двигая “мышь” ноутбука:
— Як животине кличут?
— Василий Иванович… Кузнецов Василий Иванович…
Девушка остановила взгляд, улыбаясь:

— Як вы трепали?..
— Кузнецов…,– Кохвана чуть заёрзала,– Василий Иванович Кузнецов, господоряна вахвихцерка…
Девушка опять стала писать, улыбаясь сама себе. Заполнив бланк, кивнула Василию Ивановичу:
— Стой сиди тут!
— Вставай, Вась,– Кохвана заставила мужа встать, и усадила его на табурет перед фотоаппаратом,– тут сиди. Фотографировать будут сейчас. Так положено…
Василий сел.
— Хребтину попередь!
— Вась, выпрямись. Смотри в объектив.
Девушка прильнула к аппарату:
— Не рожабляйте!.
— Не улыбайся…
— Так. И друга старона морда!
— Боком сядь, Вась…
— Угу… Сиди стой так…
Сфотографировали. Подписали, где надо.
Зашёл ещё военный, спросил по деловому:
— Мордоваты их?
— Ни… Нехай потом едут.
Кохвана с Василием встали. Военный поманил за собой:
— Потом ехай, паны!..
Кохвана счастливо разулыбалась, выдохнув невольно, аж раскраснелась:
— Ехали, Вась… Ехали!
— Ехали… Конечно…
… Сдерживая дурацкое волнение, Кохвана старается не бежать.
Сели в машину. Очень тихо поехали, дождавшись шлагбаума.
Проезжая мимо блоков, Кохвана кивнула мягко офицеру:
— Буде жирны!
— Буде…
… Девушка в форме из сарайчика вышла на солнышко, поманила офицера лапкой:
— Подь до менэ, друзи Василэко!
Офицер подошёл.
— Дывись,– девушка открыла журнал, показывая запись.
Тот прочитал, с удовольствием прыснул смехом , с силой почесав затылок. Опять прочитал, с трудом выговаривая и удивляясь сквозь смех сам себе:
— Ва-си-лэй?.. Васи.. Ха-ха-ха!… Как?.. Ва-си-лэй?..
Забрал у девушки журнал, кричит сотрудникам у блоков:
— Слухай до уха, мужы!.. Слухай!..,– читает громко, по слогам,– Ва-си-лэй И-ва… но… Вич!…
— Ха-ха-ха-ха!,– с удовольствием захохотали военные, гремя автоматами по пуговкам,– Як сказало? Як-як?..
Офицер опять повторяет, хохоча через каждое слово:
— Ва!.. Силэй!… И-ва.. Но!.. Вич!… Ха-ха-ха!..
Девушка тоже смеётся, хмурит бровки, забирает журнал:
— Буде ржати!.. Буде!..
И опять зашла в сарайчик.
Офицер досмеялся, лениво побрёл по обочине, чуть поправив покосившуюся фанерную вывеску на шлагбауме: “Стой тут, бо измордую!”
… А в километре от них по дороге набирала скорость машина…
Василий Иванович вздыхал, будто медведя поборол только что. У жены спрашивает:
— А что такое Скотня?
— Так у нас Россия называется.
— Россия?,– Василий задумался на пять минут,– а животина – это чего тогда значит?.. “Человек”?
— Нет,– устало вздыхает Кохвана, и поворачивается, улыбаясь, легонько треплет мужа по щеке,– ты давай учи язык-то, Вась… Я ж говорила тебе уже. Животина – значит “россиянин”. Забыл, что ли?..
— А… Понятно… Животина…

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line