Warning: Division by zero in /home/users/a/alincaj/domains/xn--80aaaic3aogxk4a.xn--p1ai/wp-content/plugins/social-networks-auto-poster-facebook-twitter-g/inc-cl/yhludryr.php on line 1180
 Поле чудес. - Алик Гасанов

Поле чудес.

images-18… Сейчас везде все сплошь с терроризмом борются. Плакатов в больнице понавешали, ёханый бабай… Инструкций, как себя вести, если чё… У нас в палате, помню, тоже висела подробная инструкция на случай пожара, взрыва и т.п… От нечего делать читал я всё подряд. В одной понравилось очень: “… если вас завалило обломками стен – постарайтесь взять себя в руки…”.

… Утром с процедур в палату возвращаюсь – а у нас новичок. Мужика какого-то прямо возле двери положили. Худой, маленький, лет под шестьдесят. Нос “зелёнкой” помазан. Лежит с закрытыми глазами “под капельницей”. Только что притащили. Рядышком на край присела большая полная женщина в меховой шапке. Лицо заплаканное, платочком нос трёт иногда, на мужа смотрит пристально, печально раскачиваясь. Медсестра дребезжит тележкой – тётка ей проехать мешает:
— Женщина, вы бы шли уже домой-то,– ласково, но без улыбки, и тихо говорит медсестра, — он так ещё долго может лежать. Как в себя придёт – мы вам  сразу же позвоним…
Тётка виновато поджимает полные ноги, даёт проехать:
— Я ещё чуть-чуть… Можно?… Я тихо-тихо…
Девушка хмурит носик, бесшумно рулит меж тумбочек, оставляя лекарства с записками для каждого, на обратном пути вздыхает примирительно:
— Немножко – можно. Только вы уже почти час сидите тут. Меня поругают…
Тётка встаёт, гремя плащом и пакетами, виновато сторонится, с порога бросает последний взгляд на мужа. Кивает понимающе. Девушка на секунду останавливается и перед ними тоже, привычно поправляет простыню, осматривает свежую царапину на зелёном носу:
— Как это он?..
Одновременно с этим девушка наклоняется над больным, удивлённо выпучивает глазки и осторожно вытаскивает из уха мужика кусочек яичной скорлупы!.. Тётка зажмуривается, и по её большому телу начинают колыхаться волны, раскачивая огромную грудь. Говорит она шепотом, не в силах сдержать горький плачь:
— Это я его… Поби-и-ила!…
И выходит быстро, и в коридоре уже плачет громко навзрыд.
… Почти сутки эта женщина бегает от медсестёр. Уйдёт, попрощавшись со спящим мужем, а через десять минут опять на цыпочках войдёт, сядет на краешек, и неотрывно смотрит.
Раздираемый любопытством, я жду историю, пару раз прохожу деликатно мимо якобы в туалет, а она сидит и смотрит на больного, горестно покачиваясь и прижимая платочек к носу, еле слышно шепча:
— А ведь это я его…
А стряслось, граждане, вот что.
… Галина Васильевна в молодости была завидной красавицей. Это и сейчас видно. Полнота совсем не скрыла её приятного лица, красивых глаз и правильных линий фигуры. Прожила Галина с мужем лет сорок, и как часто это бывает – баба становится всё дороднее и шире, а мужик с годами пообветшал, усох и облысел. Шпендик, одним словом. И вот уже Галина Васильевна, которая весит-то небось полтора центнера, ни то что бояться мужа перестала, а даже как-то уважать его ей стало вроди не за что. Сдурела баба, одним словом. И детишек настругать так и не сумел Вениамин Сергеевич, и вообще… За других мужиков то и дело слава идёт во дворе. Тот пьёт, как собака. Тот ругается, как зараза. А эти двое даже подрались недавно… А Вениамин Сергеевич, как красна девица – дома вечером сидит, “Поле чудес” смотрит в тапочках на босу ногу. И главное – что и произошло-то, толком объяснить сама Галина Васильевна и не может-то!
…– Это подруга моя давняя, Наталья Юрьевна-сука меня с толку сбила…,–утирает слёзы Галина,– говорит: “Что у вас тихо вечно, будто покойник в доме?” Научила, змея. Возьми, говорит, бутылочку, посидите, мол, как люди, говорит, хоть раз в жизни… Посидели!..
…На предложение супруги “посидеть” Вениамин Сергеевич удивлённо улыбался, но не отказывался.
…– Сам-то он не пьёт совсем. За всю жизнь ни разу на меня руку не поднял!.. Тихоня он у меня…,– еле слышно завывает Галина Васильевна,– И тут тоже, говорит мне, мол, хватит Галочка!.. По рюмочке выпили и хватит, говорит…
… В тот вечер Галина обставила всё, как у людей. Без форсу и излишеств, но по-людски. И огурчиков баночку открыла, и селёдочку разложила. Сидят по-стариковски, водочкой балуются.
…– И что на меня нашло-то?.. Ума не приложу!..,– плачет тётка,– Он мне слово, а я ему два!.. Говорю ему, мол, не командовай тута!.. “Мужик нашёлся, погляди на него!..” Дрищ, говорю, плешивый!..
А Вениамин Сергеевич, по природе своей мягкий и деликатный, никогда в жизни не видевший супругу в таком виде, совсем отказался пить, и всё отмалчивался, лишь улыбаясь виновато.
— И сидит, Веня, и яичко чистит… Тут я его и…
…Галина Васильевна опять зашлась беззвучными рыданиями, что аж воды ей пришлось дать. Руку мужа не выпускает, поглаживает любовно, слезами умывается:
— И как же я так?.. А, Веня?..
… Захмелевшая с непривычки Галина Васильевна в тот вечер трижды ядовито спрашивала супруга:
— Точно не будешь?… Хорошо подумал?…
А он всё сидит, как воробушек, улыбается, и яичко всмятку кушает с кофеем, “Поле чудес” смотрит… Тут Галина взяла и звезданула со всей дури Вениамина Сергеевича наотмашь по лицу.
Я машинально представил, как она, огромная и хмельная, тяжёлой полной рукой бьёт крохотного своего мужа, аккуратно откусывающего яичко, и нервно смеюсь, но она этого не замечает, слава богу, и всё поглаживает его руку, скорбно улыбаясь, легонько растирая на руке бледно-серую бездарную татуировку выше запястья “Галя”.
… Оглушённый ударом, Вениамин Сергеевич несколько секунд не двигался, зажмурившись. Испачканный желтком, с поцарапанным носом, он, не веря в произошедшее, медленно повернул голову:
— Галь…
А Галина Васильевна, злобно раздувая ноздри, уверенная, что он сейчас начнёт ругаться, и может быть даже ударить попытается, кричит на мужа в упор:
— Ну?!.. И чего мы?!.. Не нравится?.. Ну?..
А муж посмотрел на неё полными ужаса глазами, и… вдруг тихо заплакал.
Этого Галина Васильевна вынести уже не могла. Сплюнув в сердцах, она грузно встала и ушла на кухню. Посуду моет громко, ложки швыряет, выкрикивает в сторону комнаты:
…– Не нравится, говоришь?.. А?.. Муж-жик!.. Не понравилось?… Да какой ты мужик-то?.. Чучело гороховое!.. На хрен мне такой мужик!.. “Поле чудес” он смотрит, посмотрите на него!.. Идиёт проклятый!.. “Рюмочку” он выпил, ты смотри!..
Покричав десять минут, Галина воинственно возвращается назад и видит, что Вениамин Сергеевич корчится в кресле, пунцовый, судорожно запрокидывая голову и задыхаясь.
Инсульт, короче говоря у мужика случился на нервной почве…

… Через пару недель, что ли, Галина забирала мужа. Собственноручно надев ему подгузник под гамаши, вела она своего Вениамина под ручку. Тот идёт слабо, сильно ногу волочит. Рот закрыть не может, в глазах безумие, шея слабая, голова падает из стороны в сторону, на голове детская вязанная шапочка с бубоном. Галина ласково причитает, как грудничку:
— Вот и молодец. Вот и хорошо!.. Ножками по лесенке пойдём сейчас… Вот и молодец, Венечка мой… Старается Веня!..  Старается, сыночек!.. Домой поедем… Хороший мой!..

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line