Песец. - Алик Гасанов

Песец.

86741697_5… Меня часто спрашивают: откуда вы берёте свои сюжеты? Я и сам иногда задумываюсь. Откуда?Причём, как правило, часто совсем неожиданные развязки событий я заботливо заворачиваю в описания бытовых повседневных мелочей. С детства люблю рисовать.
Не скрою, нередко приходят и гневные отклики. Мол, психика у вас сдвинутая, дядя Алик. ” Только негатив видите вокруг!” Согласен, но только отчасти. Моё воображение очень созвучно с болезненно обострённым слухом, я так думаю. Это усугубляется сомнительным феноменом маниакальной слуховой памяти. Нет-нет! При моей давней близорукости, собачий слух мой даже очень кстати, особенно вечером на улице. Шаги полицейского, например, я слышу раньше, чем он видит меня. Это очень кстати. В другое время приходится откровенно бороться с этим. Например, чтобы уснуть, я неизменно ложусь одним ухом на подушку, а на другое ухо кладу руку или женщину. Армейская привычка. Иначе всю ночь я буду слышать всё до мелочей, вплоть до хронической икоты соседского кота, страдающего ожирением. Вам смешно, а меня это подчас изнуряет. То же самое и с моим воображением. Чтобы сформировать рассказ, я слушаю мелодичный звон в пустой своей голове, и иногда в памяти всплывают совершенно неожиданные сюжеты. Стародавние и малоинтересные. И мне достаётся в награду пикантная сладость чуть-чуть приукрасить развитие сюжета, и дать имена тем, чьи я забыл, потому что и не знал вовсе.
Сюжеты в поездах особенно врезаются в память. Возбуждение спешащей дороги. Запахи пробегающей мимо жизни. Мелькание чьих-то торопящихся судеб. Иной раз так засмотришься, что и удивишься невольно, как это чемодан не спёрли? Уже третий час в окно смотрю не мигая…
… Пара красивая была. Вы наверное помните таких? Словно из рекламы зубной пасты. Ухоженные во всём. Он – высокий, подтянутый, идеально выбритый. Только что подстрижен, руки стерильные, ногти полированные. Одет по спортивному, в дорогу. Видно, что всё продумано до мелочей.
Она – просто воплощение мечты абсолютно каждого мужчины. Каждого адекватного, я имею ввиду. Воплощение идеальной жены. Невысокая, мягенькая. Чистенькая. Волос хороший. Косметики на лице незаметно. Общительная, обходительная. Одета хорошо, со вкусом, но скромно. Тем не менее, фигура отличная. Женская, желанная. На такую поглядываешь украдкой, но с удовольствием, не рискуя при втором случайно пойманном взгляде, услышать: “Чё ты пялишься?”
Дочка с ними лет двенадцати. Ох уж это новое поколение!.. Как вошла, уткнувшись в планшет, так и не вылезла из него. Зыркнет в сторону сквозь очки, и опять в планшет. Читает чего-то. Но тоже хорошенькая. Видно по всему – умная девочка.
Наученный горьким опытом, ограничиваюсь пока только вежливым “здравствуйте”. Вам, кстати, тоже советую быть более сдержанными при первой встрече в купе. Эти вот робкие тосты “за наше случайное знакомство!” обычно заканчиваются безобразными сценами под вечер, как правило где-то на полу между тамбуром и проводником. Не забывайте. Ну так вот. Со мною вежливо поздоровались. Устраиваются. Чтобы не мешать, деликатно ухожу в проход к окну, смотрю на проплывающую мимо красоту. Пейзаж, плавно сменяющийся под задумчивый стук колёс… Боже мой, это прекрасно! Провожаю взглядом унылый осенний вокзал, людей, безразличных к моему отъезду, идущих по своим делам сквозь слабый дождь. Поезд спокойно набирает скорость, и это завораживает меня, ввиду чего прерывистые повороты моей головы напоминают уже со стороны нервный тик, угрожая вывихом шейного сустава, а мелькание за окном рябит в глазах, грозя тошнотой. Ну его к чёрту… Красота красотой, а… Пойду, поваляюсь…
…В купе сразу заметно присутствие женщины. Столик убран, прикрыт белоснежной салфеткой. Вместо моей “Комсомольской правды” постелено тонкое полотенце. Моя кружка и самса на салфетке не сдвинуты брезгливо к моему краю, а лежат в середине, среди “их” посуды. Пахнет влажными салфетками.
Но в воздухе летает какая-то тяжесть. Мгновенно чувствую. (Читайте выше. У меня в этом плане бзик по фазе.) Напряжение какое-то, говорю… С минуту молча наблюдаю, и понимаю – чего-то натворила жена. Причём, вместе с дочкой. Муж подчёркнуто молчалив, суров. Ведёт себя так, словно не знаком с обеими, и знакомиться не намерен. Движения чуть более быстрые, чем надо. Так же молча и нервно я расшнуровывал ботинки, когда на таможне меня единственного обыскивали уже во второй раз в течении часа. Из-за бороды.
Женщина и девочка ведут себя соответственно тону, заданному мужчиной. Чего натворили они? Документы потеряли? В унисон обстановке заваливаюсь на свою полку, уткнувшись в кроссворд.
— Ви-ить…,– под стук колёс в гробовой тишине голос женщины звучит тихой мольбой, — Вить!.. Тебе чай наливать? Витя…
Мужчина резко встаёт, поворачивается к жене спиной, хмурясь поправляет в сотый раз сумки на верхней полке, подчёркнуто быстро выходит из купе к окну. Следующие полчаса он так и стоит к нам спиной, и если бы он стал при этом тихо вздрагивать плечами, рыдая, я бы уже не удивился. Дочка с мамой, серые от ужаса, не решаются пить чай без отца, украдкой посматривая на сгорбленную от горя фигуру. Чё они натворили? В моей голове мелькают сумасшедшие варианты, один хлеще другого. По их вине поезд задавил его любимую собаку? Дома оставили утюг, плойку и фен включенными? Отдали мошенникам на вокзале все деньги, включая карманные?
Тяжело вздохнув в который раз, мужчина обречённо уходит в сторону тамбура.
Я тоже ухожу, набираю кипятку, покупаю у пухленькой смешливой проводницы мятные пряники, и сажусь пить чай с газетой перед носом. Мужик возвращается умытый, мрачный, с мокрыми челкой и бровями. Словно заплаканный. Жена робко протягивает ему полотенце. Он презрительно кривит верхнюю губу:
— Да иди ты…
… Ехать мне с этой семейкой посчастливилось два с половиной дня. Всё это время мужчина дулся, как индюк, а его жена и дочка сидели, поджав под себя ноги, и испуганно молчали. Я наивно надеялся всякий раз, что через час-другой он, наконец, успокоится, и мы нормально проведём остаток дороги. Нет, все попытки женщины к примирению заканчивались горьким отмахиванием и демонстративным уходом то к окну, то ещё куда. А когда мужчина принёс в купе пару беляшей и кефир, принципиально отдельно принимая пищу, постелив себе на колени газету, я уже был твёрдо уверен – либо жена с дочкой надругались над могилой его матери, либо пытались подставить его, подкинув на таможне наркотики.
… Ехать мне оставалось ещё час-полтора. Я практически уже собрался, и валяюсь, одетый. Скучно глазею в замусоленный и разгаданный кроссворд. Витя опять ушёл куда-то с утра, куда глаза глядят,  повесив голову и хлопнув дверью купе, а мои попутчицы всё не решаются – собираться им уже или нет?
Тишину разрядил мой телефон.
Поднимаю:
— Ало. Да. Привет. Нормально. Да, хорошо. Нет, не замёрз. Угу. Нет, хорошо. Нет-нет, нормально. Угу. Через два часа. Да. Прибытие в три пятнадцать, и там ещё двадцать минут на такси. Угу.

Жена сбивчиво рассказывает, как мой сын грозил в садике “побить прям по животу” кого-то, за то, что тот плюётся. Не поймёт, смешно это или нет?
Я успокаиваю:
— Ха-ха-ха! Всё правильно! Папин сын! Только пусть сначала предупредит. Скажи ему – пусть так скажет, “ещё раз так сделаешь, мол, по морде получишь”!..
Жена успокаивается, но всё-равно смеётся взволнованно:
— Ты чё делаешь-то? Скучно там? Чего так тихо у вас? Ты один, что ли?
— Да нет. Всё нормально. Лежу вот, кроссворд разгадываю,– я нахожу первое попавшееся слово,– “хищное млекопитающее, семейства псовых, с ценным мехом”,– чтобы не заподозрила обман, упрощаю задачу, – вторая и четвертая -“е”, пять букв. Первая “пэ”, скорее всего… Г-м…
Две секунды думает:
— Первая “пэ”?
— Угу.
— “Песец”!
— Тфу, блин… Вот бамбук! Действительно… “Пе-сец”…,– я делаю вид, что пишу,– А я думаю: “Шо за зверюга?..”
— Эх ты!.. Тетеря!.. Ну, ладно, пока. У меня кипит! Не задерживайся.
— Хорошо. Пока!..
Видя, что мои дамы слабо улыбнулись над моим “бамбуком”, спрашиваю запросто:
— Чего случилось-то у вас, девчонки? Потеряли что-нибудь?…
Женщина опасливо косится на пустой проход, и, чуть наклонившись ко мне, говорит шёпотом:
— Перед отъездом Витя просил, чтобы я напомнила ему, что он оставил свою серёжку в ванной на полочке… А я забыла… Напомнить забыла…
Отодвинувшись, женщина чуть помолчала и добавила, горько вздохнув:
— Говорит, “как дурак еду теперь”… “С дыркой, и без серёжки”…
М-да… Действительно… Пе-сец…

5 комментариев

  1. Оооооо, с таким пушным зверьком я много лет прожила, пока не докатилась до счастливого развода. Всё, что не сделал он, моя вина – не напомнила, а ведь должна была, меня же просииили. Теперь лафа: хочу халву ем, хочу – пряники

      • Ннеее, халву и пряники пришлось оставить. Оказывается всё записано было на мамо. Эт мы сами настряпали с девчонками моими ужо

          • Да нууу, нормальная тема. Каждый остался при своём ценном. Мне – девчонки, ему – недвижимость. У меня-то доля “дороже” вышла. Мне мои красотки сыновьев приведут, потом внучков, бохатааая будуууу. А квартиры то не множатся, как дети.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line