…– Удали фотку, говорю…,– рычит Перец, начиная терпение терять и прыгая,– Удали!.. По хорошему прошу…
До чего склочный пёс.
Чем мельче порода, я заметил, тем больше амбиций.
Сфоткал я его только что, нужно фотку отправить. Знакомая рекомендовала нас одной мадам в качестве “жениха”. И та позвонила нам, и затребовала портрет:
…– Наша Джессика Браун – медалистка в четвёртом поколении,– в трубке звенит приятный грудной контральто, — А у вас документы в порядке? Я надеюсь…
Сводничеством я занимаюсь впервые, и вот на вопросы отвечаю дилетантски, как пацан:
— Ну… Это. Э… Паспорт у нас… Прививки там… Всякие…
…– Паспорт – это у всех есть, мущщина… Вы имеете ввиду “медицинский” что ли?..
— Да-а…,– с трубкой у уха я иду к комоду, кошу глаза, впервые узнавая, что паспорт у нас оказывается “медицинский”, — А какой же ещё?..
…– Нет, мущщина. Я имею ввиду, ваш питомец в выставках участвовал?.. Родословная у него есть?.. Я надеюсь…
— Хм…,– я опускаю глаза на Перца, который крутится у меня под ногами,– Ну… А как же?.. Конечно есть… Пёсик породистый… А что вы имеете ввиду?
Женщина вздыхает, как паспортистка перед непонятливым болваном, и говорит нараспев:
— Родословная. С подтверждением родства… Заводчики… Курсы… И так далее… Мало ли?.. Может он у вас… невесть кто?.. Это значительно снижает стоимость вязки.
Я опешил. А голос продолжает:
— Он у вас хоть… красивый?
Я уставился на Перца, впервые задумавшись об этом. Пёс как пёс… И опять мычу в трубку невнятно и глупо. И женщина мне терпеливо объясняет всё в двух словах, и выясняется, что и красоту нужно подтвердить документами… И у меня автоматически включается моя беспроигрышная функция – “придурок безобидный”:
…– Ды как же не красивый? Девушка!.. Нормальный пёс… Ни кто не жаловался. Ха-ха-хэ… Девки на улице вон как… пристают… “Хоро-ошенький!”, говорят… Ха-ха…
Перец теряет терпение:
— Удали фотку, я сказал!..,– подпрыгивает, угрожая тяпнуть трубку телефона,– Я там моргнул!..
— Отвали!.. Ой. Это я не вам, девуш…
–… бязательно должны быть подтверждающие документы,– продолжает та сухо и беспристрастно, словно модератор на этом сайте, — Конечно. А вы как думали?.. Конечно!.. А так с вами порядочные собаки и связываться не станут. Поверьте мне…
Послушав секунду, как я молчу, пристыженный, женщина вздыхает:
— Ладно… Скиньте фото по почте… Посмотрим… Что у вас там…
Трубку положили, и я нахмурился, по-дурацки извинившись зачем-то…
— Ну чё?,– Перец вконец издёргался, видя мои размышления,– Ты запарил!.. Чё она сказала?..
А я вспомнил почему-то, как вчера на лестничной площадке мы с ним шли на прогулку, и в подъезде еле уловимо пахло женскими духами… Не иначе соседка новая прошла только что. Нюх мой собачий мгновенно улавливает детали. Точно… Девушка прошла. Пахнет влажной от дождика кожаной курточкой с меховой опушкой, и на этом фоне духи девчачие, чего-то там цветочное, озорное и лёгкое, и даже с разжёванной тёплой карамелью при этом, что ли?..
И тут навстречу поднимается Елена Васильевна со второго этажа. Только войдя в подъезд, она говорит запросто, будто бы для себя самой, беззлобно и по-простому:
— Боже мой, ну и вонища опять у нас в подъезде… Здравствуйте.
— Здрасьти,– мы с Перцем вежливо кивнули, проходя мимо.
— Ох, и вонищща…
И Елена Васильевна поднимается к себе, волоча два больших пакета, капающих на лестницу тающей рыбой, говяжьим фаршем, и ещё чем-то пахучим в другом пакете, вперемешку с мощным запахом стирального порошка. Сама же Елена Васильевна, полная и уставшая, одевшись как всегда “с запасом”, взмокла, и благоухает прелым потом, словно шлейф за собой тянет, обгоняя запах валерианки:
— Проветрить надо подъезд… Это ж надо, какая вонища…
… Я полез в интернет.
Нашёл несколько медалистов…
Пять минут пялился в фотографии…
Отличные фотографии… Фотограф молодчага. И контраст, и ракурс, не подкопаешься… Здорово сделано.
Но позвольте.
Возьмите штук пять этих “медалистов”, снимите с них ордена и медали, перемешайте, бросьте в эту кучу моего Перца, и попробуйте отличить, кто где? Даю голову на отсечение – вы не найдёте разницы!
Да и вообще!.. Вы посмотрите на моего Перца, товарищи!.. Мужику два года, и он здоров, весел, чист и все зубы на месте. А аппетит какой!.. Чего вам надо-то ещё?..
И я давно уже заметил, если положить руку на сердце, среди его братии Перец эффектно выделяется и шириной плеч, и богатой окраской и интеллектом. Вы посмотрите на его рожу. Это ж принц Датский, а не пёс! И при чём тут документы?
…– Конечно, вам надо оформить всё как положено,– помню, как женщина объясняла мне тогда, дураку,– Сейчас всё это можно купить, между прочим, раз плюнуть… И родословную, и… И будет у вас нор-рмальный пёс с родословной…
Сколько будет стоить удостоверение “талантливый писатель”, интересно?..
…– Здравствуйте. А документы у вас в порядке, я надеюсь?..
— Ну, конечно…
— Что вы “писатель”, я имею ввиду? Подтверждение есть?..
— Ну… Это… У меня вот… Рассказов тут всяких… Штук двадцать… Хи-хи-хэ… Извините…
— Нет, мущщина… Я вам объясняю уже в который раз… Нужны документы, подтверждающие, что вы действительно талантливый и интересный писатель… Понимаете?.. Отзывы известных критиков. Авторитетных. Понимаете?.. А иначе с вами ни одна порядочная собака…
Хм… А у известных критиков надо потребовать справку, что они действительно известные, а не какая-нибудь сволочь.
— Ну, мало ли что вы там написали!.. Ха-ха-ха… Смешной вы, ей-богу… Сейчас так уже не… Не интересует ни кого, чего вы там… написали… Понимаете?..
… В своих размышлениях я опять замер и умолк, потрясённый новыми открытиями, чем и занимаюсь я последние лет тридцать, и Перец взбесился:
— Покажи фотку, задолбал ты!..
Прыгая, эта мелкая зараза всё время царапает мне трико на коленях, пытаясь пробежать по мне повыше.
— Перец!.. Б!..,– я хочу ему высказать всё, но это бесполезно,– Сморти-смотри!,– он окончательно меня вывел из терпения, и я нервно тычу ему телефон в морду, показывая снимок,– Смотри!.. На!.. И чё?..
Уставившись в свой портрет, пёс разглядывает его придирчиво:
— Говорил же… Х… И хвост, смотри…,– бормочет он настырно, но видно явно, что снимок ему нравится, хотя он и упирается по-привычке своей свинячей,– А глаза?.. Смари… У меня чё, такие глаза что ли?..,– рванул по коридору в спальню, к большому зеркалу жены, и я слышу, как он некоторое время молчит, и бормочет потом оттуда:
— Да нормальные глаза… В принципе… Чё ты…, — и долго потом оглядывает себя то сбоку, то в упор, расправляя плечи и делая мужественную рожу, разговаривая сам с собой, — Глаза, как глаза…
… И потом мы идём на пустырь, и Перец уговаривает меня в сотый раз рассказать опостылевший уже мне анекдот:
…– Ну, последний раз… Алик!.. Ну, последний!..
— Да надоел ты…
— Ну, пожалуйста!.. Ну, А-алик!..,– эта его привычка в разговоре прыгать и ставить передние лапы мне на джинсы меня когда-нибудь доведёт до скандала.
— Не пачкай!.. Запарил!.. Перец!..
— Ну, А-а-алик!..
И я рассказываю, издевательски останавливаясь на деталях:
…– На пустырь. Пришла девушка с собакой. Погулять!..
— Ну!,– Перец прыгает, как мячик, предвкушая, хотя знает анекдот уже наизусть.
— А собака у неё – болонка кудрявая!..
— Ну!..
— Не пачкай, говорю!.. Болонка вся чистенькая, беленькая… Хвостик на голове… Бантиком красным подвязан…
— Ну!..
— Не пачкай, говорю!..,– рычу я, отряхивая несчастные колени,– А-то рассказывать не буду!..
— Ну, всё-всё-всё!..,– пёс отскакивает на два метра, садится смиренно, улыбаясь во всю рожу.
…– Во-о-от… И девушка такая вся… Нафуфыренная… И болонка тоже… Сама интеллигенция… Идёт такая, короче,– я показываю, как ходит болонка, словно на шпильках, высоко подняв нос, и Перец прыскает смехом, зажимая лапой морду,– Туты-нуты… И от болонки духами пахнет… Ногти подстрижены… Шампунем вымыта… Вся такая…
Перец начинает давиться смехом, не спуская с меня глаз.
— И тут навстречу из кустов выбегает к ним бездомный пёс… Грязный, как чёрт, вонючий… В носу козявка…
— Ха-ха-ха!..
…– Смотрит на болонку с удивлением. Как вкопанный встал. Болонка такая ему с достоинством, высокомерно:
— Здравствуйте. Я – французская болонка Микки. А вы кто?
А пёс с дурашливой улыбкой:
— А я не знаю! Я посрать пришёл!..
И Перец катается по земле, ухохатываясь, ещё и не дослушав до конца, пачкаясь о пожухлую мокрую листву…
Несерьёзный пацан, ей-богу…
Сразу видно – без родословной…