В бликах бурления искор
Истиной бредит вина.
Пляшет святоша Франциско
в мутном бокале вина.
О, благодатное время!
Стих неумелостью стих.
Окаменелое семя
Детских мечтаний моих.
Было уже это лето!..
Где он неведом незрим,
Не величайте поэта
Именем кратким моим.
Где сослуживцы, Аттила?
Розами ветреных гроз
Небо погостом постылым,
Синь бесноватостью грёз.
Сколько ещё в рукопашной
Сильной рукой пропашу?
Сколько себе расскажу я,
Я по тебе отслужу.
Жар загребая руками,
Угли разворошу.
Слушатель неблагодарный,
Дай-ко я заворожу.
Циник! Божественна драка.
Счастлив удушием слёз,
То ты взопрел, как собака,
То, как собака, замёрз.
Стойко учась ненавидеть,
Двинь осторожно рожно.
Лет тебе сколько увидеть?
Сколько ещё суждено?..
Висни удавкой на вые,
Раб, управляй же арбой!
Да, мы, приятель, такие.
Да, мы такие с тобой.
… Я возвеличу враньё ребячее!
Я садану голышом по косточке!
Это – стоящее настоящее.
Нет ни горсточки лжи.
Ни горсточки.
Ты напишешь стихи ни о чём.
Ты выкрикивать будешь слова.
Рифмовать с палачом палача
По ночам.
Прежде ножницами их обрежь.
Их отрежь, лишнее срежь.
Маленькими ножами заполняя
Слезящую лимфой брешь.
Под шатрами кукольных куполов,
В самой космоса игрушечной тверди
Неживых и живых голосов,
Вещим сном замечательной смерти.
Попирая науку Поэзии,
Удивляйся, бездарь восторженный!
Наблюдай, как упорно ты лезешь
В эту гору.
Не сдвинешь ту гору.
Гору грамотной литературы.
Литературы – откормленной дуры.
Литера – это значит буква,
Которую не рассмотришь без линз.
Близорукость,
Как избавление от невинности.
Повинности узреть Рабэ.
Сто процентов гарантирует повинность
Пароль – эн, ка, и, бэ, эм, ша, ы, бэ.
Пробурю кротом безумным и прилежным
Сквозь скалу тонель, взрывая изнутри.
И оглохну и ослепну.
Зашнурую душу слов шпагатом.
Корсета матом
Тут закатится смехом звезда моя чёрная.
Заплати мне непомерную цену.
Хлопни дверью, оскорбив.
Электронной водки мне, жаба в жабо.
Им потенция не впрок, я видел.
Зачем-то болен я, слегка родившись.
Стихи пишу я ни о чём
Кому-то…