О хорьке и женских сиськах.

schastlivaya-devushka   … Алёнка Лисицкая  прицепилась как всегда неожиданно. Напиши, мол, чё-нибудь!..
Так и говорит – “чё-нибудь”.

… Я вот замечаю горестно: женщины воистину созданы какой-то нечистой силой на нашу мужицкую погибель. Сейчас вы меня спросите “почему,” и отскочите в сторону, испуганно побледнев, как всегда?..
А что, разве я не прав?..

Посмотрите, каким коварным оружием он снабдил этих бестий.
Именно коварным! Как и всё в природе вокруг : “Кто – кого.”
Да, у нас есть конечно же сугубо мужской подход – напрямую рубануть и потребовать. А по-женски это совсем ни так. По-женски там оно совсе-е-ем ни так…
… Это похоже на то, как лиса, зарывшись в осеннюю листву, кончиком хвоста еле заметно поигрывает, показывая молодому хорьку, сидящему в норе, как её прекрасный мех переливается на солнце: “Дывысь-дывысь, якая цаца в нэе е!” И зачарованный дурак, не мигая, медленно высовывает свой нос наружу, шаг за шагом приближаясь к рыжему меховому пучку, умирая от любопытства: “Та щё ж воно такэ, ась?” А лисонька терпеливо ждёт, когда дурачина подойдёт так близко, что можно отбросить все церемонии. Именно так вот – по-женски. Потихо-онечку…
Примерно так же коварная женщина использует все свои прелести для достижения своей цели.
Я отчётливо помню ту их первую встречу, когда мой самый первобытный предок, пробежавший полдня с гамаём* за удивлённым носорогом, потом ещё полдня бежал с высунутым языком в обратную сторону уже от злого носорога с фингалом под глазом. После двухдневного сидения на дереве, соразмерив реальность, мой пра-пра-родственник добыл таки доисторического хорька, научившись копать чуть-чуть быстрее, чем хорёк, и собирался уже к трапезе, как тут из зарослей бамбука вышла Она
… Нет, мы неправильно представляем жизнь в те времена. Нет!.. У моего пра-родственника не было такой огромной дубины, какую вы рисуете в уме (это же неудобно, граждане!) и хорька он не ел живьём, и вместе со шкурой при чём тоже не ел!..
И доисторическая женщина не была косматой фурией, рычащей, словно росомаха.
… Всё произошло примерно так.
Она вышла из зарослей папоротника, предварительно деликатно кашлянув, чтобы случайно не напугать хлопца:
— Здравствуйте,– говорит. Скро-омненько так, ла-асково…
Мой пра-родственник замер с хорьком в зубах, и выпучил глаза.
— Я не напугала вас, извините?..,– улыбнувшись, Она обнажила прекрасные зубки, и отвела в сторону глазки.
Родственник чуть не выронил хорька изо рта, и хорёк перестал верещать и вырываться, и тоже уставился на Неё. Все замерли, и мой пра-родственник с хорьком так бы и остались неподвижными ещё несколько часов, если бы Она не подошла чуть-чуть поближе:
— Хотя такого сильного мужчину, пожалуй, трудно было бы напугать чем-нибудь…,– улыбнулась испуганно,– У ти какой харосинький!,– сделав пухлые губки трубочкой, громко пропела Она нараспев, и протянула обе ручки, и обалдевший хорёк без сопротивления оказался в следующий же миг нежно прижатым к её ароматной груди,– Пайдём к мамацьки… Пасьли, мой халёсий…
И, плавно покачивая округлыми бёдрами, Она спокойно ушла в свою уютную пещерку жрать хорька…
… А мой олух-пра-родственник так и смотрел ей вслед, опьянённый запахом женского тела.
Или опять скажете, мол, приврал я опять чего-то? Ни так было, скажете?
Да, товарищи. Именно так женщины и используют свои чары.
А кожа? А волосы? Вы видели? А глаза, ё-моё!? Разве это ни дьявол создал? Ведь подойди к родственнику кто другой с претензией на хорька – было бы убийство, ей-богу!.. Там бы кишки летели бы в разные стороны, ей-богу!.. А тут факт на лицо: Хорёк потерян без боя и бесплатно. Родственник – лох.
… А голос?
… В аэропорту, помню, бежал-опаздывал я.
Регистрация закончилась, посадку объявили десять минут назад. Караул!.. Я несусь, как лось через валежник, и вдруг перед моим носом появляется сочный вишнёвый ротик, и говорит, улыбаясь:
— Вы не могли бы помочь мне, мужчина?
Выше рта и прекрасного носика два огромных глаза, в которых я утонул мгновенно, но ещё мог бы спастись, если бы Она не повернулась, показав пальчиком в сторону:
— Такая тяжёлая сумка, у-ужас просто!.. До такси проводите меня, пожалуйста…
Когда Она поворачивалась, её грудь, обтянутая шёлковой блузкой, повернулась по инерции чуть дальше, потом, влекомая отливом, вернулась назад и, упруго поплескавшись туда-обратно, успокоилась в моих глазах, и сердце моё сделало “бдыщь” и остановилось…
… Такси пришлось искать минут сорок. Про самолёт я вспомнил, когда он был уже в небе…
Короче говоря, лучше бы я ей хорька отдал.
… Вот и сейчас Алёнка прицепилась – пиши, говорит! и всё.
А я отвечу ей сурово и по-мужски твёрдо:
— Нет, Алёнка! Не буду я ни чего писать ни на какие ваши дурацкие бабские прихоти. Понятно?
Пока хорька не отдашь…
———————
гамай *- булыжничек, кило на четыре, вроди бы с укр. языка.

6 комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line