На болевой.

Вечно я подслушиваю…
В очереди передо мною две морковки судачат.
…– Ой, а я своего отдала на робототехнику… Пусть хоть там от планшета оторвётся… Разжирел уже кабанчик…
— Робототехнику?
— Угу… Робототехнику… Там у них в школе мужик один ведёт группу… Из конструкторов всяких собирают роботов… Моему нравится…
Ходили мы на ту робототехнику…
Моему не понравилось.
Нет, конечно же, первые два-три дня это очень интересно.
Дядя из пластмассок и моторчиков чего-то фигачит перед вашими глазами, батарейки с проводками приматывает, а потом глянь – двигается чертовщинка смешная…
…– Ну а куда бы вы посоветовали?
— Да в любую секцию спортивную. Чтобы его там гоняли, как Сидорову козу…
— Ага… Вы знаете, мне моя знакомая рассказывала, у неё сын на бокс ходил целый месяц. Папаша у них с прибабахом, всё из мальчика супер-героя хочет сделать. И вот сынок походил-походил, и как-то она “увидела”, как они занимаются,– женщина делает многозначительно паузу, натягивая лицо,– Орёт, как ненормальный!.. Мальчишки разбаловались, отвлеклись чего-то, а тренер как заорёт! Кошмар какой-то… На детей!..
Вторая понимающе кивает, скрестив руки под грудь.
…– Вот так отдашь ребёнка, чтобы на него орали так…,– первая оскорблённо вспоминает, и делает вывод,– Нет. Ни каких боксов… Пусть растёт лучше интеллектуалом… А не придурком с отбитыми мозгами…
А я вспомнил удивительный случай…
Сынище у меня вольной борьбой занимается уже пятый год. С шести лет. Уже в старшую группу перевели. На “ежедневку”!
И вот “у нас соревнования”. Не бог весть какая Олимпиада, а собралось человек тридцать “вольников”, родителей набилось в зал ещё больше. И шум и гам, и бабули, и мамули даже. И я стою такой, на сына любуюсь. Рефери периодически подходит к судейскому столу, выкрикивает по шесть фамилий, и на трёх коврах в три пары борются пацаны, а помощники судей (те же “вольники” из самых старших) зорко следят за поединками. И поединки обычно короткие – минута-две, не больше. То и дело “судьи” свистят, останавливая спарринги. Задача нехитрая – уложить соперника на лопатки, либо бросить, либо заставить сдаться, поймав “на болевой”.
… Рядом со мною женщина взрослая, в строгом костюме. Полчаса назад она с достоинством вошла в зал, являя собой образец аристократии, только шляпы с перьями ей не хватает, а сейчас эта аристократка в позе футбольного вратаря вульгарно прыгает боком, перекрикивая и толкаясь, как зараза:
— Тёма, давай!.. Тёмочка, не сдавайся!.. Давай-давай, Тёма!.. Дай ему как следует!..
И её Тёма, взмокший и растрёпанный, смятый в лепёшку смуглым крепышом, пыхтит, вздувая жилы на шее, но силы явно не равны, и рефери уже встал на четвереньки, и Тёмочку с трудом уложили-таки, притянули лопаткой к ковру, и тренер пронзительно засвистел.
— Стоп!..
Тёма встаёт поникший и растрёпанный. Крепыш прыгает радостно…
— Победил воспитанник ДЮСШ №-5, Ринат Галимзянов.
И Тёмочка хлюпает носом, изо всех сил стараясь сдержаться.
“Аристократка” скачет козой, выкрикивая:
— Молодец ты мой!.. Молодец ты какой!..,– тощий Тёмочка хмуро подходит, и бабушка хватает его в охапку, и скачет вместе с ним,– Какой же ты молодец!.. Он же в два раза тяжелее тебя, а ты вон сколько держался!.. Умница ты моя!.. Не сдался!.. Любимчик ты мой!..
Я ловлю печальный взгляд мальчика, и качаю головой уважительно, показывая рукой “во!”:
— Мужик Артём!.. Мужик!.. Ты его измудохал просто…
…– Отдельный приз “За волю к победе” Артемию Стативко присуждает заслуженный тренер ДЮСШ №-5, мастер спорта Капралов Валерий Валентинович…
И обалдевший Тёма бледнеет и оглядывается, не веря своим ушам, и его зовут в центр повторно, и все смеются…
… Спарринг. Противостояние – вот что делает мужчиной мальчика.
Уже будучи в партере*, взмокший и обессиленный, горячий и растрёпанный, мальчик сопротивляется, не сдаваясь. Тяжело дыша под соперником, с натрёпаным красным ухом, он явно проигрывает по очкам, но он и не думает сдаться, он ищет пути, как противостоять. Даже в самой плачевной ситуации, если мозг твой нацелен на борьбу до конца, если телесная боль тобою презренна в сравнении с компромиссом сдаться – в голове ребёнка происходит удивительный рост качеств, делающих его мужчиной.
… И вот Тёма, растормошенный бабушкой и уже успокоенный, потрясённый полученной неожиданной наградой, украдкой вертит в руке алюминиевую медаль, самое дорогое сокровище, первое полученное и заслуженное признание. Я наблюдаю аккуратно, и вижу, что Тёму “помяли”. Он осторожно трёт колено, а на плече у него жгучая от пота зарапина, и мальчик который уже раз даже порывается всплакнуть, как она печёт всё сильнее…
И тут сбоку происходит удивительная вещь…
На ковре пацаны вцепились друг в друга, один наседает сверху, широко расставив ноги, пытается вырвать у поверженного руку, а тот сцепил руки “в замок”, не отдаёт. Судья наклонился, спина поверженного совсем дрожит, уже близко притягиваемая к жёлтому ковру. И пацан снизу, тужась из последних сил, невольно вскрикивает, и не думая сдаваться, и вдруг на ковёр выбегает мужик лет сорока. Он хватает верхнего пацана за волосы, тянет в сторону:
— А-ну, отпусти его!.. Отпусти, я сказал!..
Обалдевший рефери открыл было рот, а мужик второй рукой схватил “победителя” за шиворот, легонько отшвырнул в сторону, поднимает своего сына:
— Тебе не больно?.. Покажи..,– коленку преклонил, внимательно ощупывает плечо ребёнка. Мальчик вытаращил глаза, исподлобья глянул на замершую “трибуну” вдоль стены. Несколько человек засмеялись в тишине.
— Уйдите с ковра!.. Немедленно уйдите с ковра!..,– судьи строго машут руками. Все три спарринга остановлены…
Мальчик густо покраснел, выдернул свою руку у отца, и с рёвом побежал к выходу…
— Никита!..,– кинулся за ним мужик,– Никита!.. Подожди!..
… Совершенно сбитое с толку соревнование с трудом вошло в своё русло, и до конца его всё обсуждали то там, то тут, прав или неправ мужик… Женщины горячо спорили уже перед раздевалкой:
…– А если бы он ему руку сломал?
— Да я вам в пятый раз объясняю – тренер прямо перед ними следит и останавливает бой, если есть опасность!..
— Ну он же не просто так выскочил!.. Видит, что мальчику больно!..
— Пацан не сдавался!..,– подходит бабушка Тёмы, перебивая громогласно,– Не сда-вал-ся! Понимаете?.. Ни чё бы он ему не сломал!..
— Ну я же видела – ему было больно!..
— Ну и что?..
— Ну и то!..

… Я потом как-то спрашивал своего сына:
— Чё, тот мальчик-то на тренировки ходит?
Сын долго “вспоминает”, чё за мальчик…
Вспомнил.
— А-а-а… Тот, что ли?.. Не, больше не ходит…

______________
партер – фаза борьбы лёжа на татами.

Один комментарий

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line