Публикуется впервые!
v-smolenskoy-oblasti-pensionerka-upala-v-avtobuse-i-silno-postradala-33541…– Не-е-е-е!.. Ты что?!.. Мой такое есть не будет!.. Ты что?.. Ему пока мясо не положишь – в жизни не будет!.. Ха-ха… Вредничает, зараза, знаешь как?.. Только… Женщина послушала в трубке телефона, прыснула смехом: — Вот-вот!.. Угу… Такая же зараза!.. Если видит – кашка там, овощи, или чё, всё, сразу нос воротит!.. Да… Угу… Угу…


… Двадцать минут уже трындит по телефону, сидя напротив меня. Её собеседница, которую женщина называет “Галечкой”, всё время перебивает, смеётся в трубку, и даже слышно чуть-чуть её смешок и восклицания, но эта даёт себя перебивать, улыбается, глядя в окно, еле смех сдерживает. Не иначе – закадычные подружки.
…– А твой чё?.. Переболел, что ли?.. А чё было-то?..
Далее она скорбно слушает, сочувствует так, что я невольно переживаю.
— Да ты что?..,– шёпотом пугается, головой качает, языком цокает,– А ты пробовала ему… Да – ты – што-о-о… Ц-ц-ц-ц… Бедненький…,– вздыхает глубоко и печально, и пару минут теперь только и поддакивает, сочувствуя,– Угу… Угу… Ц-ц-ц… Да ты ж мой бедненький…
Дослушав, осторожно успокаивает, стараясь подбодрить, шутя:
— Мужики, Галь, они ж такие… Дурачьё!.. Да… Девки, они посерьёзнее… А мужики… Глаз да глаз… Мой тоже вон, нажрался чего-то жирного, почти неделю тошнило… Поджелудочная… Я ему и так, и так… “Что ж ты, как маленький, говорю!”… Скотина такая… “Нравится ему!”, посмотрите на него!.. А уже и возраст-то не маленький… И гипертония у нас…
Там опять перебивают, и женщина горячо поддакивает:
— И у меня!.. Галь!.. Вот всё, как ты говоришь!.. Всё!.. Вредничает по всякому пустяку!.. Я ему одно, он мне другое!.. Представляешь?.. “Спи, говорю! Чего шляешься по квартире?” Нет!,– хлопает в сердцах ладонью по коленке,– Только отвернусь – он уже к холодильнику!.. В его возрасте!.. Скотина какая-то!,– смеётся чуть зло, но с любовью,– А твоему сколько уж?..
Ей ответили, и опять удивление с испугом:
— Та ты чё?.. Я ду.. Та ты что?.. А я думала, они ровесники… Ну, тогда понятно, Галюша… Тогда понятно… У них же тоже, и возрастное, и … Мой вон, смотрю, чего-то у него с мочевым пузырём… Что ли?..,– чуть отворачивается, говорит тише,– Смотрю, вроди как … Не добегает до туалета, что ли?.. Немножко… Я говорю – сходи сразу! Чего терпишь-то?.. Опять всю ночь спать не дашь, скакать будешь, шо конь!.. Ни в какую!!.. Угу…
… Мы проехали Портпосёлок, и женщина засуетилась, рукой в сумке роется, на выход готовится:
…– Всё, Галь!.. Приехала я!.. На остановке остановите!,– негромко кричит водителю, договаривает быстро,– Я потом перезвоню, Галечка!.. Угу!.. Давай, моя хорошая!.. Не переживай!..,– только хотела отключаться, пришлось ещё договаривать,– Да не расстраивайся ты так!.. Ну что ты?.. И мой капризничает, и что?.. Тоже… свинота ещё та… Ха-ха… Ой!.. Знаешь какой?!.. С характером!.. Сказал, как отрезал!.. Ха-ха… Сейчас вон везу его на укол… Угу… “На укол”, говорю, везу своего…,– небрежно потрепав по загривку огромного спящего в сумке кота, женщина идёт к выходу,– Простыл, что ли… Ещё четыре укола нам… Угу… Ну, давай!.. Не хворай!..
Кот недовольно нахмурился, открыл глаза, и прищурился на меня заспанной помятой рожей.
— Между районами, пожалуйста!,– женщина заплатила и вышла.