Матушка. - Алик Гасанов

Матушка.

Публикуется впервые!
100_5989… Первый раз я видел такое. Эльвира Николаевна, стоматолог с двадцатилетним стажем, соседка моя по дому, приличная дама “чуть за сорок пять”, бежала к своему подъезду, как бешенная антилопа… Всегда вежливая и подчёркнуто интеллигентная, Эльвира Николаевна, в этот раз растрёпанная и всклокоченная, пронеслась мимо меня, с открытым ртом, брызгая слюной от долгого бега, и даже не кивнула на моё “здрасьти”!..  Подбежав к двери подъезда, она на ходу стала терзать свою сумочку, чуть не выворачивая её наизнанку, выдрала из недр несчастной связку ключей, нервно открыла домофон, и я могу поклясться вам под присягой, что я своими ушами слышал, как уважаемый стоматолог нервно взвизгнул “Д… бля!..”, когда ключи упали на крыльцо, и она, не жалея маникюра, злобно подняла их, и рванула в подъезд… …– Маму привезла позавчера,– объясняла она мне во дворе пару месяцев назад.
Я случайно встретил тогда эту процессию. Два парня на носилках заносили в её подъезд махонькую старушку, укутанную в плед. Эльвира крутилась вокруг носилок, как курица перед яйцом, мешала и спотыкалась:
— Вот тут ступенька… Осторожно…
Я понимающе помалкиваю.

… — Старенькая мама совсем… Наотрез отказывалась в город ехать, как одна осталась. А тут… Совсем плохая стала…
Разговорились. Нам, собачникам, видно на роду написано изливать друг другу душу, хотя и по именам друг-друга толком не знаем.  Вы вот спросите в близлежащих дворах Комсомольского района – “кто такой Алик Гасанов?” И вам скажут: “Ды хрен его знает…”. А вы им уточните сразу тогда – “С собачкой тут гуляет часто… Белая собачка такая… Перец зовут.” И вам сразу начнут улыбаться, спохватившись, за руки хватать, радуясь: “А-а-а-а!.. Перец!.. Что ж вы сразу не сказали?!.. Перец!.. Беленький такой!.. Ну!.. Мужик с ним ходит такой… В очках… Как его?..”
Вот так и мы с Эльвирой прогуливаемся через день, встречаемся на пустырях. У ней Босик. Маленький гавкучий пёсик бежевого цвета, уверенный, что мы все что-то замышляем против него. Из далека он сначала  матюкает, потом обнюхает недоверчиво, а потом уже охраняет вас от вашей же собаки… И вот мы с Эльвирой вечерами встречаемся, как Ромео с Джульеттой,  чуть уже на “ты” не перешли. И Эльвира теперь всё о маме рассказывает. Теперь у них с мужем ни только Босик, но и мама “лежачая”.
… — Как ребёнок совсем!,– посмеивается, осторожно подбирая слова, чтобы я не подумал, что она возмущается,– Виноград любит… Я ей ягодки в рот подаю, а зубов-то нет… Пожуёт…,– смешно показывает, как жуют без зубов,– И косточку – тф… Представляете?.. Я смеюсь, говорю: “Мам!.. Ты зачем же плюёшь-то?.. Ты мне отдавай!.. А она – пожуёт-пожуёт, и теперь косточку мне на языке (показывает, высовывая язычок лопаткой) , — На, мол!.. Ха-ха-ха…
Смеёмся оба негромко. Тема тонкая… Это над детьми смейся, сколько хошь. А над матерью, которой под девяносто? Как же смеяться-то?..
…– Да..,– вздыхаю понимающе, неопределённо,– Это труд… Кто не знает, тот не поймёт… Совсем…
— Конечно!,– женщина горячо поддерживает,– Конечно!.. Там столько всего… Подгузники… Мытьё… А она ещё и обидится… “Не буду кушать!”… Как ребёнок, ей-богу… Обиделась, и плачет: “Ты меня не любишь!”… Я возле кроватки её сидела, и что-то уснула в кресле. А она звала-звала, а я не слышу… Глаза открываю, а она плачет… Таблетку пить не хочет… Выплёвывает…
— Как дети…
— Как дети, ей-богу…
… Бабулька попросила грибочков недавно. Сама она грибница со стажем, в окошко поглядывает беспокойно, когда её озаряет не надолго:
— Маслята нынче надо собрать… И опёнок, небось, во всю…
Эльвира с мужем пообещали пройтись. Собачку поручили соседке, маму обставили подушками, водичку-компотик в “непроливайку” налили побольше, свежий подгузник поправили, телевизор включили негромко, и пошли:
— Мам! Мы недолго!.. Пару часиков пройдёмся вдоль района-то…
… Тут у нас грибы можно собирать прямо рядом с городом. Метров сто от ул.Есенина в лес отойди, и пошукай хорошенько. Если не поленишься нагибаться – за часик ведёрко можно набрать. Вешанки, свинушки, даже лисички кто-то нёс, помню… И Эльвирина мама тут частенько ходила.
— Вот, смотри,– говорит,– Покуда не поклонишься в пояс, грибов тебе леший не покажет. Видишь?,– наклоняется, заглядывая под валежник,– Смотри!
Эльвира наклонялась, и действительно, с прямой спиной фиг чё увидишь, а согнёшься – вон гриб стоит, дули крутит, а вон ещё парочка улыбается… Аккуратно срежешь ножичком, листок пожухлый с шапочки скользкой снимешь, распрямиться не успеешь – во! смотри их тут сколько. Ещё один из-под коряги язык показывает, смеётся!
И бродила грибница, как по своему огороду.
— Привет, кума!,– говорит куда-то в крону ёлки, а там сорока сплетничает, возмущается,– Ты чего расшумелась?..
Везде у неё знакомые. Дуб огромный плечи расправил, смотрит сверху, грудь богатырскую выпячил.
— А ты как?,– ладонью поглаживает мощный ствол,– Всё охраняешь?.. Чего тут? Тихо всё?..
И дуб будто шепчет чего-то. Листвой ветерок покачивает, вздыхает, мол, ни чё, вроди тихо пока…
А возле самой дороги растёт огромная берёза. Толстая и высокая. Такие редко увидишь. Ствол еле руками обхватишь. Чага сбоку разрослась с пол сковороды.
— Как ты, хорошая моя?,– бабка всё время разговаривала с ней. Бывало и жаловалась “на сустав”, и ругала даже: “Чё ж ты ветку-то обломила совсем?.. Осторожней-то надо…” Берёзку она “Матушкой” называла. Так и говорила, завидев издали: “Здравствуй, матушка!.. Всё стоишь?.. Ну, стой, стой…” И обычно сидели они возле берёзы, на бугорке отдыхали недолго.
… И вот Эльвира с мужем шастают по знакомым тропкам, и грибов особо как-то нема, для порядка нарезали свинушек два десятка. Муж говорит, мол, пошли уж, и пошли они к дороге. И подходят к “Матушке”, а та вдруг, ни с того ни с сего, чуть заслышав их:
— К… к… к…,– дрогнула стволом, затряслась голыми ветками, — Кык!.. Кы-и-и-ииииии…,– и падает плашмя…,– Ах!…,– грохнулась гулко, чуть подпрыгнув на мягком валежнике, развалилась на три больших бревна, переломав все ветки!.. Трухлявая совсем. Мёртвая стояла уже. И упала, наконец, раскатав на три части вкривь и вкось…
Эльвира с мужем замерли.
— Ни чё се…
И Эльвира побежала домой…

………….
… Вечером сегодня я видел, как “Скорую” провожала. Спокойно вздыхает, спешит обратно в подъезд.
— Здравствуйте,– говорю осторожно.
— Здравствуйте,– отвечает. По лестнице ускоряется, улыбаясь приятно:
— Побегу!..  А то заругает…
Пронесло вроди бы… Слава богу…

5 комментариев

  1. Так страшно, когда родители… в возрасте… боишься потерять каждую минуту и отпускать их туда, в покой, страшно. Эгоистично страшно, остаться без мамы тут…

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line