Люсико. - Алик Гасанов

Люсико.

54425270_181 …В огромном трёхъярусном здании на каждом этаже по сотне маленьких магазинчиков, бутиков, салончиков… Везде зеркала, стекло и отблески отражений в них. Всё заставлено одеждой, мебелью, ни одного свободного места. В каждом отделе своё направление продукции. Наташка рыжая вон – “колготки, косметика”, у красавицы Марины – “детская одежда, кроватки, игрушки”, Женька – вообще торгует всякой аптечной мелочёвкой. Музыка звучит на каждом этаже, и в каждом углу своя. По радио рекламу все наизусть уже знают, и подпевают все на свой манер:— “… снова “Мир дверей” приглашает вас посетить… по адресу…”,– уговаривает бархатный баритон под звуки природы.
— Женька!!..,– тут же кричит забияка-Наташка, не обращая внимание на посетителей,– давай про тебя тоже рекламу закажем?,– и в тон радио делает томный басок, сексуально закатывая глаза, — “Мир клизм… приглашает вас посетить Женя… на втором этаже…”
Все хохочут, а Женька до конца толком не расслышала, и теперь переспрашивает ближние отделы, улыбаясь во всю рожицу:
— Чего она сказала?.. Чего сказала-то?.. Ух, зараза!..
… Девчонки меняются тут часто. Но всё же есть основной костяк. Наталья Павловна – “открытки, бланки, ксерокопия под лестницей”, уже лет десять тут, например. От многого зависит, на сколько останется человек. И от товара, и от продавца, и от хозяина… Бывает, такой козёл попадётся, что…
А к “новеньким” присматриваются пристально, но не обижают, помня себя в первые дни:
…– Я как вспомню, как я в первый день пришла… Караул!..,– Марина отхлёбывает из кружки во время часа законной тишины в перерыв, когда девчонки собираются стайками в отделах,  на обед. Кто-то уходит домой, кто-то спускается вниз, а эта “семейка” собирается в кучку, чавкает весело, сплетничает и ржёт.
Новенькая Люся напротив всё ещё разбирается с товаром, неловко прохаживаясь вдоль витрины, рассеянно оглядывая кучки коробок. У неё “кроссовки, кеды, галантерея” – товара мелочёвого много, ценников – миллион. Девчонки поглядывают, как Люся вздыхает, озираясь по углам…
— Ни чё…,– Женька усмехается понимающе, — я тоже сначала… обалдела…
Увидев, что “новенькая” наконец-то присела, сложив руки на коленях, глядя на часы, Женька орёт из отдела:
— Эй!.. Тебя ведь Люда зовут, да?.. (та кивает испуганно) Кружка есть у тебя?.. Кружка есть?..  Пошли чай пить!..
Кружки у Люси нет. У всех “новеньких” одна и та же проблема спокон веку – в первый рабочий день они неудобно одеты, не знают, где можно поесть, где туалет, и вообще – припёрлись на работу без кружки!.. Но это – не проблема. В каждом отделе этих кружек – хоть жонглируй ими. От “старых” продавцов остаются обычно, а выбросить ни кто, как правило, не торопится. Мало ли чё?.. И вот сидит вся красная от внимания Люся с чужой кружкой в руках, а девчонки со всех сторон суют ей, кто конфету, кто пирожок, а Люся уверяет всех, что совершенно не голодна, и её забрасывают вопросами и советами, и она вертит головой во все стороны, и улыбается, и не поймет, кто серьёзно говорит, а кто смеётся. Дура-дурой, короче говоря.
Девчачий коллектив (если он действительно сплотился) – мощная вещь. Тут есть наставники и есть “дурынды”, которых воспитывают всем миром. Каждый обед для девчонок “тематический”. То всем табором вправляют мозги дуре-Оле, которая в открытую заигрывает с охранником Лёшей, и все знают, что Олин муж скоро набьёт морду обоим. То бурно обсуждают недавнюю кражу сумочки в отделе “прокладки, стельки, тушь”. Теперь вот всеобщее внимание направлено  на “новенькую”.
По неписанному правилу, как только Люся ушла в свой отдел, каждая из девчонок вынесла ей короткий вердикт.
— Ни чё так… девчонка… Скромная,– Наташка подвела итог, и все согласно кивнули:
— Да. Ни чё так…
Это значит, что Люсе будут помогать и подсказывать, а если что не так, то и по шее Люся схлопочет запросто, на правах уже “своей”.
С чьей-то лёгкой подачи “новенькую” тут же окрестили ласково – Люсико.
А она и вправду неплохая девушка. Тихоня, не яркая, но ухоженная, чистенькая. Одежда на ней скромная. Свитер старый, застиранный. Сбитые носки старых сапожек чёрным маркером закрашены.
Люсико покорно приняла роль “младшей”, и это немножко смущает девчонок.
Наташка кричит:
— Люсь!.. Ты вниз пойдёшь?..
“Вниз” – кодовое название туалета. Девчонки туда ходят по негласной очереди, чтобы сосед приглядел за отделом. Некоторые покурить на пару мотаются. Не будешь же кричать на всю Ивановскую “Люся, пошли в туалет!”?… И этот ежечасный вопрос про загадочный поход “вниз” – для девчонок дело привычное. Пароль.
А бледная Люсико тут же вскакивает, таращит глаза, будто ей дают серьёзное поручение, аж из рук всё бросает, и Наташка смеётся, махая руками:
— Не-не-не!.. Занимайся!.. Я просто думала, что ты не занята… Не-не!.. Ни чё!.. Я сама схожу!..
Если продавец занят покупателем – не мешай. Второе святое правило.
… Через несколько дней всем сразу же стало ясно – Люсико бедствует.
Девчонок не проведёшь. Пять пар шустрых глаз подметят всё. И сапожки, и частые длинные вздохи. Девчонки знают, что “бывает…”, и что не каждый день коту Масленица и т. д., но и лезть с помощью тоже… уметь нужно. Люськина “отмазка” с тихим смешком на тему “я вообще-то мало ем”, всеми была демонстративно отвергнута, но и с ложечки никто кормить никого тут не собирается.
… — Копыта когда откинешь – посмотрим!.. скока ты ешь…,– Женька укоризненно качает головой, грозит пальцем, — Дурака не валяй, говорю. Нужно нормально есть. Холод собачий… Если денег нет – так и скажи. Я займу!.. У нас тут всё по-простому… Сама как-то “ролтоном” целый месяц питалась!..
Девчонки вздыхают и аккуратно кивают, на рожицах ни тени улыбки, мол, эт-точно!.. Бывает…
И Люсико благодарно улыбается, соглашается, непривычно чувствуя себя в центре внимания, обещает “исправиться, и дурака не валять”… А сама всё реже приходит к девчонкам, обедает у себя в отделе, с кружкой в руке, ссылаясь на интересную статью, которую надо дочитать.
… Терпение лопнуло как ни странно у обычно помалкивающей Маринки. Прямо с утра, не дожидаясь обеда, она хмуро подозвала девчонок к своему отделу:

— Ты представляешь, что эта дура вытворяет?..
Девчонки переглянулись, и машинально посмотрели на Люськин отдел. Той ещё нету, сейчас приползёт.
— Представляешь?!.. Вчера на остановке стою, а эта дура… в обморок падает!!.. Представляешь?!..
Девчонки синхронно нахмурились, и Маринка зло шепчет, аж красная от обиды:
— Я сначала думала, что она беременная!.. Смотрю – как-то качает её иногда… А вчера смотрю – у этой дуры голодный обморок!..
–… Девочки, а я сначала говорить не хотела!..,– Наташка виновато, но решительно перебивает, рассказывает,– Она “обедает”, а я мимо прохожу… чё-то по делам шла, не помню… смотрю – а она пустой кипяток пьёт!..
Девчонки таращатся теперь на Наташку, и та поясняет им медленно, по слогам, как детям:
— Она пьёт – просто – горячую – воду. Без сахара даже. Без – ничего!..
… Пришла Люсико, румяная с мороза, на красные мокрые ладони дышит, на носу капля болтается. Девчонки сухо поздоровались, не сомневаясь, что в обед будут “крупные разборки”.
… Наташка в туалете не унимается, прикрыв дверь спиной, зло шепчет:
— Нет, ну ни дура, а?.. Язык у ней отвалится сказать: “Так и так, девчонки, чё-то я не тяну в этом месяце…” А?.. Марин?..
Та зло моет руки, хмуро кивает в зеркало, воинственно готовясь к обеду, негромко рассуждает:
— Она месяц-то работает уже?.. Когда у неё зарплата?..
… Но в обед к Люсико в отдел “пришёл товар”, и она теперь сосредоточенно мечется с коробочками, переставляя их с места на место, и девчонки зря поглядывают в её сторону, точно зная – “принять товар” – тоже святое, и все обычно в такие дни обедают “по ходу пьесы”.
А на следующий день Люська просто ушла за минуту до перерыва, и целый час где-то шлялась, а вернувшись, опять уткнулась в свою газету с кружкой в руке.
…– Она эту газету уже третью неделю читает… Не начитается никак…,– неприязненно ворчит Наташка.
— Не хочет по-хорошему,– умная Марина пристально смотрит на Люсико, усмехаясь непримиримо,– я ей по-плохому объясню.
Маринкин характер Наташка знает, и уважительно молчит. Та прямолинейная и честная. Сейчас же может запросто подойти к любому напрямую, и в лоб спросить, чё ей вздумается. Маринку в магазине меньше всех слышно, но её мнение для всех – закон. И вот девчонки, переглядываясь, ждут сигнала, чтобы налететь на Люсико со всех сторон.
Но “налетать” не пришлось.
Неожиданно и непривычно в мерном гуле огромного магазина, среди сотен голосов, музыки, телефонных звонков, цоканья каблуков и разговоров, все вдруг отчётливо услышали голос Люсико. Наташка сначала не поверила, и замерла у своей витрины, вопросительно уставившись на Маринку. Да, это действительно Люськин голос!.. И она что-то выкрикивает всё громче и громче:
… — Зачем ты пришла?!.. Зачем?!. Уходи, говорю!.. Уходи, пока никто не видит!..
Маринка исподлобья смотрит в Люськину сторону, не шевелясь.
Олька из “нугабэст”, проходившая куда-то мимо, засмотрелась на ходу в ту же сторону, и врезалась в мужика, остановилась.
–… Уходи, я тебе говорю!.. Пошла вон!..
Напротив Люсико через витрину стоит женщина лет пятидесяти. Грязная засаленная болоневая куртка, мужские ватные брюки, на босых ногах огромные мужские кроссовки без шнурков. Пунцовое лицо совершенно опустившегося человека, беззубым шамкающим ртом, с запёкшейся коростой на разбитых губах, виновато уговаривает:
— Ну не ругайся, доча!.. Ну, чего ты?.. Я сейчас уйду… Вот мандаринчиков тебе принесла…
Женщина протягивает в грязной руке небольшой прозрачный кулёк, полный очищенных(!) мандаринов… С мокрого кулька капает на витрину.
Люсико видит, что девчонки смотрят, и задыхается, бледнея, свирепо шепчет искажённым злобой лицом:
— Уходи отсюда!.. Уходи, сука такая!.. Ненавижу тебя!.. Ненавижу!..
Не меняя выражения опухшего лица, видимо давно привыкшая к таким словам, женщина тихо канючит:
— Ну чего ты, доча?.. С днём рождения тебя мама пришла поздравить… Ну чего ты?…
Сквозь поток посетителей девчонки видели, как Люсико с женщиной ушли в сторону эскалатора, и через пять минут Люсико вернулась, и потом с вытаращенными глазами молча швыряла коробки из угла в угол, не находя себе места.
На следующий день она не пришла.
А через пару дней в её отделе появилась “новенькая”.

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line