Лёшенька.

…– И весь мой сказ, говорю!,– счастливо отрезала Нина Прокопиевна, восседая в центре лавочки, всем видом своим показывая, что как она сказала, так всегда всё и будет,– Так и наказала им обоим: будет внук – назову Алексеем! В честь мужа моего, покойного. И даже с-с-слушать ни чё не буду!,– улыбаясь, хмурит куцые бровки, неуклонно упрямясь,– Даже с-слушать не буду!.. Как скажу, так и назовёте, говорю! Вот мой сказ такой!,– руки горделиво скрестила на старинной своей кофте, качнув серьгами на длинных, покрытых пушком мочках ушей.
Десять минут назад она подкатила к соседкам коляску, умеючи обвешанную кружевным пологом собственной работы, и бабки покорно раздвинулись, и Нина Прокопиевна присела “на минуточку с девчонками потрепаться”, и вот уже битый час хвалится, грудь колесом. Вера Семёновна и Галина Ильинишна привычно принимают такое лидерство, потому как у Нины Прокопиевны неоспоримые “козыря”. А чё вы хотели? Сидели себе две старые редьки на солнушке, про вчерашний гром трепались, да про Прохора Шаляпина в передаче “Нехай брешут”, а тут Нина Прокопиевна выступает эдакой павой, да и с коляской в кружевах, да и с погремушками, да и с кучей хлопот и новостей:
— Дождик буде, что ль?,– небрежно глянув в сторону, Прокопиевна опять к коляске, и обе соседки туда же носами, — Аа-а! А-аа!,– негромко подпела, покачивая, полог поправила, подоткнув,– Спит мой Лёшенька, спит хороший мой!,– напевая совершенно машинально, она успевает негромко бросить подружкам пару слов,– Как у тебя, Галя? Вишню собрала?
Галина Ильинишна кряхтит, подбирая слово, подсовывает ладони себе под сухие ляжки, а ответить не успевает, ибо Нина Прокопиевна тихо, но строго грозит сквозь кружево внуку:
— Ну-ка!.. Ну-ка!.. Ты чё удумал!.. Щас пойдём уже!..,– лицо поворачивает, языком цокает, серьгами качая,– О какой! Смотрите на него!.. Минутки присесть не даст!.. Шо за мужик такой!..
И смеётся с видом ответственного человека, которого утомили мелкими поручениями:
— Ой, побегу, девчата!.. Побегу!.. Звыняйте!.. Минуты не даст присесть!.. У, разбойник!..,– вскочив, она опять суёт нос в коляску, чего-то поправляет там,– Пошли-пошли, радость моя!.. Всё-всё, идём ужо!..
И, разулыбавшись и раскланявшись, отчаливает под завистливые взгляды.
Проводив Нину Прокопиевну глазами, Вера Семёновна негромко вздыхает:
— Эт какой год она уже с йим?
— Та девятый кажись…
— М-да… Так и катается…
— Так и катается…
— Мальчишки “Буратиной” прозвали…
— Кого?
— “Лёшеньку”!… “Кого”?..
Нина Прокопиевна по секрету от всей деревни катает в старой своей коляске берёзовое поленце, закутанное в пелёнку.
— Васька пьяный дурака валял намедни… Напился дурак, с рыбалки идёт… А она к ему навстречу. Он полено выхватил, давай дразнить… Ох, она орала… К участковому побежала… Бежит, благим матом орёт… Мужики Ваське чуть рожу не набили…
— Та-ты чё?..
— Угу…
Галина Ильинишна вздыхает громко и длинно, зевает, осторожно потирая “клятый сустав” на больной коленке:
— Надо было набить…
— Та надо было…

2 комментария

  1. Алииик!!! Уррааа!!! Опять есть чаго читать!!!

    А по теме… эх, нидайБох в старости токо такого Лешеньку нянчить… хотя, у меня две девчули, так шо внуков мне тошно дадуть…

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line