Ландыш душистый. - Алик Гасанов

Ландыш душистый.

yajtsaewn4hhgvpc3e… — Ещё и к Людмиле надо будет заехать… И к Кириллу тоже…  Сто лет не виделись. Сашка-то поди уже жениться собрался? Совсем не звонят чё-то…
… Галя с мужем уже час едут по заснеженной пустой трассе из Самары. Печка монотонно шипит тёплым воздухом в лицо. Радио выключили – надоело. Ещё минут сорок, и будут дома. Закупились хорошо. Новый год на носу. Мясо взяли, масла сливочного,  удачно и недорого.…– Ванюшке надо санки, наконец-то, купить… Всю плешь проел уже… Коль?..,– уставившись в лобовое стекло, женщина согревается, и сонно размышляет вслух.
— Смотри, чё делает! Ты смотри!. Смотри-смотри..,– её муж Николай укоризненно качает головой, вздыхает, наблюдая в зеркала, как по скользкой дороге их начинает обгонять белая “Газель” фургон,– Нет, ну ты видишь? А? Баран какой-то… Бляха-муха… Под сто двадцать идём… Моргает, смотри… Опаздывает…
С трудом обогнав “шестёрку”, гружённая “Газель” поморгала “аварийкой”, прижимаясь в правый ряд, и прибавила скорости.
Галя зевает, прикрывая рот перчаткой, равнодушно размышляет:
— Торопятся, наверное…
Дальше ехали молча, уставившись в медленно удаляющуюся серую от грязи коробку с замысловатой надписью “Глобэкс-интернешнл-косметик” над весёлой рожицей улыбающейся ромашки.
… Совсем разморённая ездой Галя почти дремала, когда муж громко заохал:
— Т-ты смотри! Ох-ты!.. Т-ты смотри!.. Куда?!! Э!..
Выходя из ледяной колеи на огромной скорости, “Газель” размашисто завихляла задом, развернулась поперёк дороги, и, подломив под себя переднее колесо, юзом пошла в кювет, поднимая вверх ворохи снега и грязи. Упав на бок, она срезала сугроб, и дважды кувыркнулась через крышу. Тонкие стенки фургона разошлись, разлетаясь по полю, словно бумажные, рассыпая разноцветные коробки, яркие бутылки. Запасное колесо запрыгало по пороше, оставляя ямки, и, остановившись, упало на бок.
Николай резко остановил машину, и они с женой прильнули к стеклу:
— Ты с-смотри… Чё натворил…
Прикрывая испуганно рот, Галя в ужасе цокает языком, онемев от неожиданности.
Николай вышел, озираясь. На трассе никого. Осторожно спустившись к “Газели”, он с опаской подошёл со стороны помятой кабины. Сквозь крошево стекла, поперёк дымящего паром смятого капота свисает, покачиваясь, рука в сером рукаве, разорванная облицовка кабины почти полностью накрыла водителя. Перед кабиной на снегу, широко расставив ноги, на земле сидит девушка. Прижимая ладони к лицу, она шмыгает кровью и мычит, чуть раскачиваясь в стороны “Ой, мамочки…”
— Ну чё там?,– тонко кричит из окна бледная Галя, боясь выходить.
Николай махнул ей рукой и, утопая в сугробе, обошёл пока ещё горячую машину. Немного подумав, он поднял пару небольших коробочек. Потом ещё несколько.
…Через пять минут, Николай поднимался уже с трудом из скользкого кювета. Положив коробки в багажник, он, дыша на озябшие пальцы и быстро озираясь, ещё раз сбегал к “Газели”, принёс еще несколько. Ничего не понимающая Галя выжидательно смотрела на мужа, когда он, вконец окоченев, запрыгнул в машину, и они поехали:
— Всё, Галюш… Всё!.. Хорош!.. А теперь: ножками, ножками отсюда!..
… К городу подъезжали молча. Галя не решалась заговорить, наблюдая, как муж нетерпеливо ёрзает, озираясь по сторонам:
— Вот и всё… Вот и дома почти!..,– потирая красные мокрые ладони, Николай подмигивает жене.
— Там это… Г-м.. Как они?,– спрашивает Галя сиплым голосом,– может позвонить?..
— Да нормально всё!,– муж пытается подбодрить сам себя,– Вон и менты уже едут. Всё нормально… Будет. Спишут… Это же не ихнее…
Мимо с рёвом пронеслись полицейский “уазик” и “скорая”.
— Ой, Коля… Как я напугалась…,– Галина, наконец, приходит в себя, глядя, что муж спокоен и даже весел,– С ума сойти… И куда они летят, спрашивается?… А? Такой гололёд!.. Живые там  хоть? Коль?..
— Конечно живые! Ты чё? Ты, главное, не болтай особо. Купили и купили!… Кому какое дело? Мы б не взяли, другой бы хапанул!.., — Николай тормошит жену за плечо, улыбаясь, и она успокаивается окончательно, тяжело вздыхая и качая серьгами:
— И куда летят, спрашивается?..
… Возле дома Николай сложил коробочки в мешок, и в два приёма затащил всё домой:
…– Вот, батя… Принимай!..,– аккуратно, но с трудом ставя мешок на пол, кричит в комнату, — Щас ещё принесу. Бать! Ты где там?
Когда он возвращается со вторым мешком, в квартире уже шумно и весело. Шумит кран, по телевизору женский голос восхищается какой-то дрянью, свёкор Павел Ильич выложил пару коробок на пол, с треском отрывает прозрачную плёнку, близоруко щурясь, читает, приподняв очки:
…– Эт чего это вы притащили-то? Николай! Чего это?
— Туалетная вода, пап!,– смеётся с кухни Галя, — там же написано!
Николай с грохотом снимает ботинки, раздевается:
— Подарки, батя! На новый год!

Дед смешно косится на зятя, соображает, опять читает:
— Понятно… Ага… “Туалетная”, говоришь?.. Угу…
Протерев упаковки, Галя рассовала половину в ванной комнате, половину пришлось утащить на балкон. Павел Ильич, скучавший в одиночестве полдня, не унимается с вопросами и путаетя по ногами, поднимая то одну, то другую упаковку:
— Т-ты смотри… И мыла набрали… На кой так много-то, Галь? Слышь? Га-аль?..
— Пригодится, пап. Ну, чего ты? Садись, не мешай, пока.
— А это…,– Николай торжественно протягивает увесистую коробочку,– …вам, Павел Ильич.  Лично. Как вы любите.
Старик удивлённо поднимает седые брови, и читает:
— Ох, ты! “Ландыш душистый”! Та ты шо? От спасибо, Коля! Действительно, это ж мой любимый! Не забыл, значит?..
Чуть растрогавшись, Павел Ильич прижимает Николая к себе,  целует в щёку:
— Спасибо, сынок. Спасибо… Только зачем же так много?,– положив на стол упаковку, он вертит её, приноравливаясь вскрыть,– Тут поди… Сколько тут?.. Штук десять, поди?..
Николай помогает вскрыть плёнку и читает, указывая на надпись: “двенадцать штук”.
— Двенадцать? Та ты шо? Зачем так много?,– старик открывает бутылёк, и, тряся жидкость в сухую ладонь, с удовольствием натирает шею, плечи. Комната сразу наполняется запахом ландыша. Галя с мужем смеются, и дед, чтобы позабавить их, трясёт бутылёк себе на майку, и на голову, карикатурно наслаждаясь:
— Ой, хорошо!..
… Ужинали весело.
… — И Наташе с Витькой тоже упаковочку сделай,– наскоро искупавшись, Николай побрился по случаю обновок, и попробовал на запах уже штук пять одеколонов,– Пару мыла, пару духов. А чё? И солидно, и со вкусом.
Галя к своей радости в очередной коробочке обнаружила штук сорок губных помад, и мужчины теперь наперебой подсказывают ей всех знакомых женщин, кому нужно подарить. Праздник же на носу!.. Подарков куча нужна.
— И Вере Степановне тоже презентуй!,– подсказывает муж, прихлёбывая чай.
— Ага!.. Вот!..,– раскрасневшаяся от удовольствия Галя в шутку поднимает дулю, смеясь,– ни чё у неё не слипнется? Ни разу мне ни чего не подарила!..
— Она не дарила, а ты подари. Пусть видит, что ты порядочная. Ни за подарки даришь.
… Через час всё кончилось. Диктор в проклятом телевизоре вдруг заговорил настойчивым тоном так, что все невольно замолчали:
…– По сведениям пресс-центра ГИБДД на трассе М-5 возле населённого пункта Курумоч сегодня произошло серьёзное ДТП. Водитель грузовой “Газели” одной из торговых компаний не справился с управлением на скользкой трассе и вылетел в кювет, где машина перевернулась несколько раз. Водитель и девушка-экспедитор от полученных травм скончались на месте. Как пояснил дознователь ГАИ, на месте происшествия обнаружены признаки мародёрства неустановленными лицами. С места аварии передаёт наш корреспондент…
Старый Павел Ильич внимательно слушает и качает головой:
— От, шо творится-то!.. Ай-я-яй… От! Смотри!.. Куды ж ты летишь? А?.. Сколько раз говорю, не спеши… А?..
Повернувшись к Гале с Николаем, старик осекается и недоуменно смотрит на них. Озирается по комнате и снова поворачивается к телевизору. Увидев на экране коробки на снегу, Павел Ильич оживлённо поворачивается к дочери:
— Смотри! Как у нас прямо…
Потом долго смотрит на окаменевшую Галю, с трудом соображает, ещё не понимая, что произошло:
— Точь такие, говорю… Как у нас…
Целую минуту длится тяжёлая пауза. Мрачно хмурясь, старик смотрит в телевизор, опершись обеими руками на трость и поставив подбородок на руки. Ни чего не слыша и не видя, он не верит своим глазам, наливаясь кровью. Николай с Галей, словно две тени, молча сидят сзади. И дед взрывается:
… — Убью! У-убью, с-сукины дети!,– трясясь всем телом, серый от гнева, старик поднимает обе руки вверх, кидаясь на Николая. Тот поджимает губы и легко отстраняет тщедушного маленького свёкра, держа его на расстоянии, косясь на поднятую палку. Тот, захлёбываясь, нечленораздельно выкрикивает:
— Убью!.. Пар-ршивец!.. У-убью!..
Обхватив сзади отца, Галя плачет, пытаясь оттащить его, одной рукой хватает за трость.
— Убью, сволочи! Вы что натворили? А?.. Что натворили?!
Через минуту дед выдохся, и, упав вместе с Галей на диван, залился слезами. Сдирая с себя майку, он с отвращением швыряет её в Николая:
— Как я отмоюсь-то теперь от этого ландыша твоего?!.. Как?.. А?.. Что натворили…
… За полночь Николай вынес коробки в мешках к мусорке.  Утром Павел Ильич умер.

4 комментария

  1. Мдааа… читала ж уже, а все равно цепляет как в первый раз. Не верю про 7 из 10. Встречаются мне по большей части хорошие люди, и помогут, и не бросят

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line