sonnik… Когда-то на заре 90-х меня осенила неожиданная прихоть завести домашнюю живность.
От природы выпендрёжник, я отверг банальность кошачье-собачьих, на экзотику денег не было, и купил я какого-то хрена крысу. Видел как-то по телеку – люди дома держат крыс, хомяков, морских свиней. Хомяки инфантильные, размышлял я, свиньи – ни тот полёт, и купил короче лабораторную крысу. Грамм сорок. Белая, с тёмно серыми крупными пятнами на боках и голове, глазки чёрные с красным, взгляд встревоженный. Ещё в магазине я обратил внимание на этот быстрый, суетливый взгляд, и моментально понял – это она.  Кристина.Если вы не держали в руке крысу, вы вряд ли можете это представить себе. Мягкое, юркое существо всё время куда-то стремится, будто опаздывает, выражение мордочки – “тэкс… ну, я и так тут с вами задержалась уже, я пойду!”. Есть такие женщины. Они всё время куда-то бегут, изнуряя себя тревогой “ах, не забыть бы…”
Наблюдая за Кристиной, я открыл в крысах массу положительных черт их характера. Во-первых, интеллект. Тут вне всяких сомнений. При таких габаритах, и такой умный взгляд. Ни капли заигрывания или виляния хвостом. Кристина всегда занята делом, у неё нет ни минуты времени на глупости. Дурацкие “обнимашки” или “сюси-пуси” она не приемлет принципиально. Если даже максимально ограничить её свободу, зажав в ладонях, Кристина размышляет ровно две секунды, вздыхает “ну, что ж…”, и начинает неистово чистить шубку, вычищая и так безукоризненно чистые карманы и рукава. В первую же ночь жена поставила мне ультиматум в визгливой манере, чтобы я организовал для Кристи клетку. До этого я наивно предположил, что Кристя ограничится небольшим ковриком под батареей, и Кристя подняла меня на смех. Среди ночи жена меня растолкала. Кристя делала ремонт за шифонером! Делово отрывая лоскуты обоев, она на секунду отвлекалась на наши крики, и опять принималась рвать бумагу.
— Кристя, Кристечка!…,– канючила жена, стоя на четвереньках,– Иди сюда, моя хорошая!..,– а я даже сулил кусочек сыра, но крыса была непреклонна, и через пять минут мы уже грязно ругались, изрыгая проклятия, что никак не повлияло на Кристину.
И следующей ночью мы опять проснулись от странного звука. Словно что-то карябали по стене. Выйдя на кухню, я включил свет, и застал замершую Кристю, катящую передними лапками в сторону печки варёное яйцо. Скорлупа хрустела по полу. Отодвинув печь, я обалдел! Тайный склад насчитывал уже десяток моих сигарет, жменю спичек, пять катушек ниток, несколько салфеток, добрый килограмм картофельных очистков, штук пять засохших огрызков яблок, три яйца и мумифицированный жаренный окорочок!…
Потом оказалось, что Кристина ворует деньги.
Не знаю каким курсом она руководствовалась, но я до сих пор содрогаюсь, вспоминая как ловко она вытаскивает купюру из кошелька на столе. Скорость, ловкость, острые зубы, и совершенно человеческие пальцы с острыми коготками. Добавьте сюда своенравие, презрение к трудностям, и упрямое желание действовать – вот наша Кристина.
А потом мы как-то обнаружили, что Кристина куда-то пропала.
— Алик… А где Кристюша?,– забеспокоилась жена,– кино смотрю, а Кристи чё-то не видно давно.
Я прошёлся по квартире, посвистел.
— Кристь-Кристь,– заглядываю под диваны.

… Обыскав квартиру, мы переглянулись.
Побежали на балкон, выглянули в подъезд, обыскали туалет и ванную:
— Кристюш!..
Жена вздыхает:
— Боже!.. Неужели она сбежала?..
И мы опять тщательно обыскиваем квартиру, прислушиваемся, шарим по шкафам.
И я явственно замечаю, что жена что-то весело напевает…
Уф, думаю я, хорошо, что не расстроилась.
И больше Кристюши мы не видели.