Кофе.

Bench at Riverside Gardens Park in Red Bank New Jersey casts shadow that protects the frost on boardwalk from melting.

… Олег старше Алины на пять лет.
И то, что он женат, Алина знает, да он и не скрывал этого никогда, всякий раз с презрением отзываясь о мужиках, которые “поголовно налево ходят”, а сами врут, что, мол, и не женатые, и голову морочат и жёнам и своим … женщинам.  Так и говорит всё время:
— Я и кольцо никогда не снимаю!.. Принципиально. А чё врать – то?.. Чё унижаться?.. Скажи, мол, так и так… Нет, начинают ёрзать… Позорники! Или уже сделай так, чтобы жена никогда не узнала!.. Или… Всё должно быть по честному!..

… Алина работает с Олегом на одной фабрике, но по просьбе Олега связь их тщательно скрывается, разумеется. Работают они в разных отделах, и видятся не часто. Алина “в кадрах сидела”, а Олег был заместителем начальника в РСЦ.
Познакомились они давно уже, и Олег трогательно ухаживал за девушкой, а потом ещё и выяснилось, что работают они совсем по-соседству.
… К тридцати четырём годам Алина так и не вышла замуж. Но этим сейчас и не удивишь уже никого. Нет, за ней, конечно же, много кто “ухлёстывал”, было дело! Но как-то не попадался тот единственный. Какие-то одноразовые всё чаще… Так себе…
А Олег всегда старался удивить её. То незаметно яблоко огромное при встрече сунет, то зайдёт, якобы, по служебным делам, и, чеканя деловой тон, называя Алину по фамилии, оставит “бумаги на подпись”, а это окажется пылкой запиской, с сердечками и стрелами. Были иной раз даже стихи…
… Как-то недавно, напросившись в гости, Олег долго пил чай, кряхтел смущённо, а потом не выдержал, и вдруг страстно поцеловал Алине руки, признаваясь в любви:
— Как увидел тебя в супермаркете тот раз… Голову потерял…,– шептал он, целуя Алину в шею,– Выгони меня… Ей-богу!.. Выгони!.. Не смогу я себя в руках держать…
Алина краснела, улыбалась, слабо вырываясь, и уходила на кухню, и Олег, чуть погодя, приходил за ней, и невесомо обнимал сзади, и опять нежно целовал её волосы:
— Да… Я женат… Да!.. Ты же знаешь, я никогда не обманываю… Я женат… Но это не надолго… Жить без тебя не могу…
И уже совершенно не владея собой, он требовательно, но нежно запускал горячие руки ей под блузку…
… А через час Алина уже сидела одна на кухне, в одном халате, после душа, и, не мигая, задумчиво смотрела в прозрачный дымок над кружкой горячего кофе.

… Олег приходил уже ежедневно. Чудом выискивая время для этих встреч, он забегал на час-полтора, всегда с гостинцем. То конфеты принесёт, то черешню, по пряники. С порога накидываясь на Алину, он на ходу раздевал её, опьяняя поцелуями и стоном в шею:
— Жить без тебя не могу…
И в постели всегда он старался так неистово, что иногда даже пугал женщину.
… — Почему так происходит в жизни?..,– зло морщился он потом, глядя на часы, и надевая носки,– Вот почему так всё?!..
И Алина понимала, что он всё время возвращается к этому разговору, что всё это ужасно, что он не встретил Алину раньше, и что женат, что у него прекрасная жена, и он, как порядочный человек, просто не имеет права бросить жену, тем более с двумя детьми, и что он безумно любит при этом Алину.

— Почему?.. Почему я не могу остаться с любимой женщиной навсегда… Почему мы должны скрываться?!.. Почему я не могу провести с тобой все выходные, например?..
Алина молча улыбалась, пожимая плечи, глядя как он взъерошивает волосы, мучительно ища ответы…
— Обожаю тебя,– шептал он ей на ушко уже на пороге, оставлял одуревающе долгий поцелуй, и, осторожно заглянув в глазок, бесшумно выскальзывал за дверь.
… И опять длинными вечерами Алина смотрела в кофейный дымок, и думала, думала… Вспоминала, как он загадочно улыбнулся последний раз:
— Я что-нибудь придумаю…
… И придумал.
В воскресенье в обед в дверь постучали.
На пороге стоял Олег с грудным ребёнком на руках, завёрнутым в пелёнки:
— Вот, возьми-ка,– он протянул женщине сумку, торопливо вошёл, оглянувшись, тихо прикрыл дверь:
— Сюрпри-и-из!..
Алина удивлённо улыбается, не зная, как реагировать, но Олег всегда берёт инициативу в свои руки. Потоптался, скинув туфли, смеётся тихо и радостно:
— Мы в гости!.. Подержи.
Алина машинально берёт спящего ребёнка. Олег скидывает курточку, подскакивает довольный, любуясь на них, смеётся шёпотом:
— У нас дома генеральная уборка… Нас с Тёмой выгнали погулять!.. Говорят, что бы часа три нашего духу не было… Так что до вечера мы в гостях!.. Коляска в подъезде… Тут вот молочко у нас и подгузник запасной…
И бережно ведёт улыбающуюся и ни чего не понимающую Алину с ребёнком на руках в комнату, и через пару минут так же невесомо и быстро Олег ловко укладывает Тёму спать прямо на кухонном столе, потому что больше негде, и не забыв трогательно распеленать малыша, чтобы не было жарко, и обложив его по бокам подушечками… Смешно округляя глаза, он прижимает палец к губам: “Тихо!”, и на цыпочках уводит Алину обратно в комнату, и там набрасывается на неё, и стонет ей в шею, целуя, одновременно торопливо расстёгивая брюки на ходу:
— Жить без тебя…
… А поздно вечером Алина в халатике всё также молчит на кухне возле кружки, и вспоминает, как во время опьяняющей страсти, Олег с красным и потным лицом несколько раз вдруг останавливался и замирал, прислушиваясь к кухне, и испуганно хмурил брови, спрашивая:
— Тёмка, что ли?..

3 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line