Кизил.

In this January 4, 2013, photo provided by the Holmes family, Tammy Holmes and her grandchildren take refuge under a jetty as a wildfire rages near them in Dunalley,Australia, on January 9, 2013. The family credits God with their survival from the fire that destroyed around 90 homes there. (Photo by Tim Holmes)

… В Астрахани на вокзале застрял на двое суток. Рядом сидели две женщины в чёрных платках. Пацан с ними маленький. Молчали всё время. Пьяненький парень подошёл и, улыбаясь, подсел к той, что моложе. Старшая тихо зашипела и посмотрела на него так, что он отскочил, как ошпаренный. Мальчик заметил спящего в углу на вентиляционном щите бомжа и радостно закричал:
— Мама, мама, смотри – русский, русский!
Женщина спокойно ответила:
— Это не русский. Это бич. Русский у нас во дворе работает.

В горы хочу. Кизил хочу.
… Двумя первыми взрывами разбило узкий дощатый настил на каменистом берегу реки. В воздухе застыл на несколько секунд огромный веер из воды, камней и щепок. Третий снаряд, сделав посреди двора огромную воронку, забрызгал тяжёлыми горстями грязи сарай, старый орех и корову, прятавшуюся под навесом от дождя. Осколки срезали верхушку дерева, шрапнелью завизжали по скале к вершине. Сакля дрожала в ужасе, падала и вставала.
Заходя на вираж со стороны Хахалги, оба вертолёта взяли ниже, к склонам. Оглушительно дробя воздух, пошли к правому истоку Аргуна. Большими откормленными стрекозами они гнали друг друга по ущелью, взмывали натужно вверх и падали за вершины гор. Вдоволь нарезвившись железной мощью и больше не найдя ничего интересного в буром бархате зелени, переглянулись и, набирая высоту, не спеша пошли на базу. Учебный разведполёт окончен.
Внизу, чуть выше реки, под дождём, старик быстро шёл к спасительной расщелине среди груды огромных мокрых валунов. Когда бомбят, в этом природном бомбоубежище может поместиться человек десять. Удары взрывов и грохот удаляющихся вертолётов толкали старика в мокрую чёрную спину.
— Сто тыщь!.. Сто тыщь!.., — эхо подсчитывало выстрелы.
Из чёрного клина проёма меж валунов, на худой шее торчит голова внука. Испуганный семилетний мальчик поднял радостно брови, ждёт деда.
— Где Зарета?,– дед хмуро осматривает пустую ложбину, в которой они всякий раз прячутся от обстрела.
Стрекозы перемахнули следующий хребет где-то уже далеко и всё стихло. Эхо сорокой заметалось над соснами, подтвердило.
— Зарета где?,– громкий скрипучий голос старика похож на звук передёрнутого затвора.
Внук виноват. Медленно набирая воздух, он опять поднимает брови, открывает треугольный рот.
Но, не успев сказать, мальчик вдруг в ужасе выкатывает глаза, и, отпрянув от деда, с силой прижимается спиной к камню, показывая рукой деду под ноги.
Неловко повернувшись в луже, старик смотрит на землю.
Между мокрых камней, судорожно хватаясь за уступы, в расщелину вползала Зарета. Чёрная от грязи и налипших на лицо волос, она совершенно мокрая, бледная. Молчит, улыбаясь, словно пьяная. Старик хмурится. Что с ней? Раскачивается на тонких руках, зубами стучит от холода.
… Зарета стирала в реке, когда первым же взрывом её подняло в воздух и бросило в воду. Кое-как выбравшись из ледяной мелкой до колен речки, мгновенно окоченевшая и оглушённая девушка поползла к валунам, не в силах подняться на ноги. Видя, как повернулся тесть, она привычно опустила глаза: сейчас. Отдышусь.
Но старик не смотрит на неё. Подняв внука на руки, он перешагивает через Зарету, выходит из укрытия.
— Во-он, видишь?,– поставив мальчика на ноги, дед наклоняется к его голове и, протянув руку в сторону сакли, что-то говорит, гладит дрожащего ребёнка по мокрой голове.
— Нет..,– слышится ответ внука сквозь шум реки.
Дед сердится, кричит:
— Я сказал: принеси!
Мальчик, получив мокрую пощёчину, с рёвом бежит к дому. Не обращая внимания на корчащуюся под ногами невестку, старик видит сквозь дождь как внук, на ходу вытирая рукавом лицо, подбежал к грязной корове, жующей у стены. Из розовой лужи мальчик с трудом поднял ногу матери, оторванную до самого лобка. Белая мокрая нога сгибается в колене, выскальзывает из объятий мальчика и тот роняет её в грязь.
Наблюдая, как нога падает во второй раз, дед беззвучно шепчет:
— На плечо положи. Согни в колене…

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line