Иваныч.

65020… — Пшёл вон отсель, говорю. Пшёл вон!.. Проваливай давай, паразит эдакий. Давай, давай!, – старик указывает псу на дверь, и во всей его позе читается – «Пшёл вон!».
— Раз ты такой привередливый, и мы вас «видите ли» не устраиваем… Пшёл вон, говорю!
Иваныч театрально приглашает собаку выйти, склоняясь в едком реверансе. Пёс вздыхает, деликатно улыбается и молчит, переминаясь с лапы на лапу.— Давай, давай…,– старик тщетно старается взъерепениться, поджимает оскорблено губы, и скрещивает костлявые руки, глядя в потолок, — Сил моих больше нет. «Раз уж мы больше вас не устраиваем тут…» Раз уж мы вам «не ндравимся…» Давай-давай… Я чё, шучу, что ль? Пшёл вон, говорю!.. Чё смотришь?..
Пёс вздыхает про себя «опять началось…», и примирительно тыкается мордой в тапочек деда.
— Нет уж, увольте!,– старик демонстративно прытко убирает ногу от собаки, — Увольте! Раз уж мы для вас ни тот сорт, видите ли! Адью, сударь! Извольте выйти вон, милостивый государь!.. Извольте!.., — старик в который раз расшаркивается, всем видом играя в презрение и личное благородство, — Подите прочь, сударь! Да-с!.. Не смею вас более задерживать! Извольте…,– глубокий реверанс, и тут же резкий укол в поясницу, — Из… вольте… С-скотина…, — старик мучительно морщится, медленно вкручивая кулак в спину.
Пёс, двенадцатилетняя чёрная животина собачьей породы, повидавшая на своём веку многое, терпеливо вздыхает, и даёт старику очередной шанс; резко поднявшись, ставит свои передние лапы хозяину на живот, пытается облобызать.
— Нет уж, ув-вольте!, — старик очень слаб, но всё ж неуклонно отвергает церемониал вежливости, шепчет через боль,– Извольте. К чёртовой…
С трудом разгибаясь, Иваныч  oхает, пытается выпихнуть пса под зад.
— Сил моих нет с тобой сладить, дармоед! Раз уж вы… Давай-давай!… Вот Бог, а вот, как говорится, порог…, — подтягивая упирающегося пса за ошейник к двери, старик кряхтит, и наступает собаке на больную лапу. Пёс, коротко взвизгнув, вырывается, и, сильно хромая, ложится тихо умереть от боли и обиды в угол под вешалкой. Дед на секунду замирает и вздыхает, смущаясь:
— Ну, прости, Миш. Прости. Ей-Богу, не хотел, — с трудом садится на корточки рядом, берёт лапу. Пёс «айкает» от боли, вырывает лапу, прячет её под себя и, зарывшись мордой в шерсть на пузе, беззвучно плачет, украдкой косясь на старика. Тот переминается, кряхтит, и опять вздыхает виновато:

— Ну, вот… Старый я дурень… Взял, и наступил… Ты прости, Мишка. Слышь? Прости, ей-Богу. Дай-ко, посмотрю.
Пёс тихо всхлипывает: «Знаешь как больно?!.»
— Прости, Миш. Я ж не нарочно. Шо ж ты подставляешь-то? Дай, посмотрю…
… Супругу Иваныч похоронил лет десять назад.
А пса в дом привёл единственный сын Иваныча – Женька. Пёс был молодой, глупый и круглый. За бурый окрас, обжорство и весёлый характер прозвали пса «Мишкой». Пёс оказался смышлёный, и вместе с Женькой хорошо смотрелся во дворе. Репутацию «сурьёзного хлопца» среди местных собак и котов Мишка хранил долго. А три года назад Женька уехал служить куда-то в Чечню, и сразу же там сгинул. Мишка затосковал, и как-то разом постарел совсем. Во двор не выходил, и всё чаще отказывался есть.
…– А мне думашь легко?.. Одному-то?, — старик садится на проваленный диван и, косясь на портрет сына на тумбочке, сглатывает подкативший ком, — Думашь легко мне?
Оба вздыхают в тишине. Старик безучастно вглядывается в фотографию:
— Эх, Мишка, Мишка… Как же ты?.. Где же ты…
Полежав полчаса в углу в кромешной тишине, пёс встаёт и, забыв хромать, подходит к застывшему деду, кладёт седую морду тому на колени. Дед выходит из забытья, тихо улыбается, и слабо треплет собаку за ухо:
— А я тебе оладушков сейчас, хочешь? Как Женька любил… Напеку. Хочешь? С маслецом… Хочешь? А? Хочешь, Жень?..
Давясь слезами, дед встаёт и уходит. Пёс ложится возле дивана и вздыхая, слушает, как Иваныч всхлипывает на кухне.

2 комментария

  1. Боже, как жаль то. Врагу не пожеланшь участи жить после смерти детей. Это хорошо, что Миша с дедом друг у друга есть. Вместе легче. Эх…

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line