1302770588_307… Дело было давно, и многие детали придётся ни то что вспоминать, а даже нахально приврать немного, так что не обессудьте уж. А училась со мною в параллельном классе одна девчонка. Скажем прямо – очень некрасивая была она. И на первый взгляд, и на второй… Словно карикатуру нарисовал подлый фигляр: огромная, откровенно толстая девочка, всё лицо в прыщах, голос грубый, нос картошкой, волосы непонятного цвета. Короче говоря, не девочка, а сплошное безобразие…

Мало того, у девочки этой было неприличное почему-то по тем глупым нашим временам имя – Инна, и каждый насмешник неминуемо выкрикивал его издевательски по слогам. И словно последним шаржем к всеобщей безутешной такой вот картине, у несчастной той дивчины была ещё и просто отвратительная ко всему фамилия – Саранчук! Инна Саранчук!.. Разумеется, практически все её, кроме как “Саранча”, и не называли, и была наша Саранча всегда объектом злых насмешек и жестоких забав… Пользуясь бессловесной тоскливой безучастностью Инны, мы обычно это делали машинально, просто так, без причины. На ежеминутные злые реплики Саранча отвечала лишь опусканием головы и отведением в сторону взгляда. Особо свирепствовали, естественно, пацаны. Чего только ей не доставалось от нас! Несколько ребят только и занимались травлей Саранчи. То её портфелем в футбол играют под всеобщий хохот, то тряпку половую сзади на голову накинут… Иногда забавы заходили очень далеко, и уже редко кто удивлялся, видя красную зарёванную Саранчу где-нибудь за школой, в одиночестве оттирающую платье от грязи.
К своему великому стыду я честно признаюсь, что и я в забавах нередко принимал участие, хотя в глубине души всегда понимал, что это не хорошо. А особо усердствовал в травле Саранчи мой заядлый друган Вовка Герасимов – общепризнанный любимчик и красавчик, о котором вздыхали девчонки. И делал это Вовка с каким-то особым ожесточением, словно мстя Саранче за что-то, что меня очень удивляло порой. И вот настал тот момент, когда всё и случилось…
… Был тогда уже выпускной вечер. Все мы выросли, и у меня уже была “дама сердца”. А у Саранчи к тому времени даже появились пару подружек, таких же затюканных, очкастых троечниц. Школьный бал грохотал в полном разгаре. Вы, наверное, помните тот момент, когда все старшеклассники, вдруг, словно сговорясь, начинают особо борзеть, показывая свою независимость перед учителями? Помните? Девчонки откровенно фыркают, кривя губки в ответ на замечания, а мы со-товарищи в тот день откровенно нажрались коньяку за школой, и теперь показывали всем своим растрёпанным видом, что мы совершенно не трезвы, так как уже взрослы.  И вот я вспоминаю, как Вова неуверенной походкой подходит к Саранче, и неожиданно громогласно заявляет в её адрес абсолютно неуместную, совершенно пошлую и несуразную гадость… Взмокшие от грохота музыки девочки в образе лакированных фей дружно прыскают смехом, наблюдая, как красная Саранча пытается уйти, но Вовка хватает её за руку, и что-то выкрикивает ей в лицо, пытаясь перекричать шум дискотеки. Инна затравленно улыбается, и терпеливо отлепляет цепкую вовкину руку от своего локтя, но в попу пьяный Вольдемар настойчив, и дюже вдохновлён вниманием девочек. Шум музыки вдруг оглушительно стихает в паузе между песен, и во всеобщем монотонном гуле танцующих Вова громко и машинально по слогам договаривает:
–… пая сука, ты чё не поняла что ли?
После секундной паузы зал оживляется хохотом, а Инна, неожиданно для всех, вдруг влепила Вове душевную пощёчину, и убежала сквозь улюлюкающую толпу к выходу.

…Снова грянули динамики, всё завыло и завибрировало в ритме “Доктора Албана”, и мало кто обратил внимание, как бесчувственного Вову выносят на воздух.
Для нас, желторотых начинающих алкоголиков, такие “припадки” были не в новинку, и вы помните, наверное, как на таких вот мероприятиях то одного, то другого юного перепившего придурка периодически транспортирует группа приближённых. Так и в тот раз. Вова, проехав от пощёчины Саранчи на попе пять метров по пыльному полу, замер в позе зародыша между чьих-то столиков, и через пять минут его уже выносили на улицу, где он и не пришёл в чувство, и перепуганная географичка немедленно вызвала “Скорую”, а хмурая тётка в белом халате сухо констатировала перелом нижней Вовиной челюсти… Толпа на крыльце шумела и строила идиотские версии о происшедшем. А перепуганная Саранча громко плакала навзрыд на лавочке поодаль.
… Вову “откачали” быстро, и он потом месяц питался бульоном через трубочку. А самым интересным оказалось то, что, как оказывается наша Саранча все эти годы, чуть ни с первого класса, занималась “толканием ядра”, и имела к десятому классу уже солидное звание КМС (кандидат в мастера спорта!) по этой дисциплине! Такие вот дела… Короче говоря, “толкнула ядро” дивчина…
Не зря брешут – не буди лихо…