Эротика.

08_02_2010_0053473001265635914_  …С Люсей моей решили мы как-то по-человечески, наконец-то, пожить. Как мужчина с женщиной, я имею ввиду. Ну, вы понимаете…
…На днях Люся с работы припёрлась к обеду, уставшая. Запыхалась вся, картошку припёрла. Лицо красное, причёска растрёпанная, тут ещё ногу подвернула в сугробе. Говорит мне:
— Всё, Лёша! Так, как мы с тобой живём – больше жить нельзя!
Я отложил в сторону утюг (я третий раз утюг ремонтирую уже, будь он трижды проклят!), спрашиваю:
— Ты чё, Люсь?


А Люся прямо в прихожей ревёт. Прямо на картошке сидит и рыдает, как дура. Ну, как всегда, я имею ввиду. Вы понимаете… Говорит мне:
— Все люди как люди живут. А мы? Ни какой, говорит, эротики!..
И рассказывает, как они с Веркой-напарницей сейчас кино смотрели в конце рабочего дня. Люся у меня вахтёром на молокозаводе. Там у них телевизор на вахте. Вот они и смотрят с утра до вечера всякую дрянь.
— Чё за кино-то, спрашиваю?
Люся и рассказывает, как там мужик с его бабой красиво любовью занимаются всю дорогу. Я сначала даже озвереть хотел, по-привычке. Даже как-то её легонько за причёску рванул. А потом смотрю на Люсю. Ведь хорошая она у меня баба-то. Чего я так сразу-то? Отпустил причёску, пообещал смирно слушать. Она и давай рассказывать мне… Через пять минут понимаю: Ох и древний же мы народ!… Совсем в любви не разбираемся… Короче, решили попробовать… По-человечески… Ну, вы понимаете…

 Я помылся пошёл. С обеих сторон. Рожу побрил. На голову одеколона плеснул. Люська мне строго-настрого приказала гамаши снять. Постель постелила. Лежу, жду её. Волнуюсь… Входит Люська. В одних серьгах. Я аж обалдел. Раньше-то всё как-то впотьмах. А тут Люська… С причёской. В руках ковшик. Я спрашиваю: «Эт чего, Люсь?» Она мне объясняет, мол, лёд с морозилки наскребла, сосулек наломала. Для возбуждения, говорит… Я сначала было даже опять как-то машинально за её причёску взялся, потом думаю, хрен с ней. А то опять реветь начнёт. Короче говоря, Люська легла рядом, а я по ейной инструкции взял сосульку, и по ейным сиськам катаю туда-сюда, словно скалку. Люська сосредоточилась, задышала, как носорог. А я жду, когда Люська возбудится…
— Нет, — говорит через час,– не помогает… Тащи варенье.
— Чего?,– спрашиваю, а рука машинально за причёской тянется.
— Тащи,– говорит,– Лёша, надо.
Ну, надо, так надо. Ну, вы понимаете… Короче говоря, измазал я эту дуру вареньем. На обе сиськи почти полбанки бухнул. Остальное на спину ушло. Равномерно размазал ножом. И вперёд… Хлебом закусываю… Косточки в руку выплёвываю. После первой сиськи спрашиваю: «Ну, чё, Люсь?» А Люська глаза открывает, головой качает:
— Чё-то ни то, Лёша, — говорит,– а у нас наручников случайно нету?
Я опять за причёску, она опять в слёзы… Пришлось уступить. Наручников в доме отродясь не было. Примотал я её изолентой к кровати. Хрен оторвёшь. Хрипит аж. Говорит:
— Всё!.. Возьми меня теперь.
И дышит. А мне уже и не охота. После варенья-то… Полбанки с буханкой хлеба!.. В сухомятку!.. Да вы смеётесь!.. «Возьми!”,  говорит! Легко сказать! Я на кухню пошёл, воды попил из под крана. Сижу и думаю: «До чего ж тёмный мы народ, ёханый бабай… И любовью-то заняться не умеем по-человечески!..»
Потом Люську отмотал, и спать легли мы. Без эротики…

2 комментария

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line