images-15… Ранним утром во дворе свежо, хорошо. Воздух прохладен и сладок, чист, аж опьяняет. Воробьи орут в сумрачных влажных кронах сосен, а где-то за домами слабый гул машин по трассе. Город проснулся почти, окна горят, сонно таращатся на мокрый асфальт и блестящие машины. Резко и одновременно гаснут фонари, и становится ещё темнее, но небо светлеет ежеминутно, и то там, то сям хлопают двери подъездов, на разный лад чирикают сигналки просыпающихся озябших машин. Мерное шикание метлы дворника слышно из далека. Дядя Саша давно на пенсии, но “подрабатывает на сахар”, и работает с большим удовольствием причём. Прометёт дорожку, оглянется, вернётся, кряхтя, качает головой, поднимет пропущенный листок. Мимо него незаметно не пройдёшь. Издали заприметит, за три метра до твоего приближения остановит работу, подглуховато крикнет навстречу:
…– Самара говорит: завтра тоже тепло будет!,– а лицо весёлое, будто анекдот рассказывает.
— День добрый, дядь Саш.
— Ага! Так и передали : “Будет такая же погода, мол!” Так и сказали! Ага!.. Как и сегодня!..
Люди бегут мимо, кто-то кивает, кто-то здоровается. Есть вообще молчуны. С хмурой рожей брезгливо бросает пакет с мусором в контейнер, и бегом дальше несётся.
…Рядом с огромным карагачом всё время складывают строительный мусор. Доски, коробки, мешки с битым бетоном, груда тряпья. Вон совсем новенькие рейки пять штук бросили. Кто-то ремонт затеял. Не расчитал, видно… Рыжебородый бомж с адским баулом на плече лениво ковыряет палкой груду досок, внимательно осматривает выброшенный кем-то древний табурет.
Дворнику скучно:
— Слыхал что ль? Передали вечером – “мол, удачно вернулся на Землю”. Ага.
Старый дворник многозначительно поднимает палец вверх, и замирает в позе Сократа. Бомж  кивает. Здоровается на всякий случай.
— Так и передали: “Мол, успешно проведено приземление.” Факела-то?.. Олимпийского. Слыхал?..

Дядя Саша опёрся об метлу, снимает рукавицу, шумно сморкается в платок, не переставая говорить:
— Пять мильёнов потратили! Говорят…
Бомж не понимает сути, но вежливо слушает. И дядя Саша, прельщённый вниманием, аккуратно складывает платок, тяжело дыша:
— Такие дела вот…,– видя недоумение в глазах бродяги, разъясняет громко, как маленькому,– Факел, говорю, в космос запускали! Слыхал? Олимпийский-то! Угу!.. Пять мильёнов, говорят, затрачено! Правительством. Чтобы запустить, значит. Ага!.. И ишо два восемьсот надо будет, чтобы вниз спустить-то! Так и передали… Ага…
Бомж смотрит на старика не мигая, и даже как-то виновато, и дядя Саша вздыхает удивлённо, продолжает тише, обижаясь почему-то:
— Факел, говорю!.. Ты что ж, не слыхал совсем, что ли?..
Натянув рукавицы, он машинально метёт и, не глядя на уходящего с табуретом под мышкой бомжа, ворчит недовольно:
— Так и передали, мол… Факел запустили!.. Теперь, говорят, на дно мирового океана спустят… Факел-то. А как же?..
С трудом нагинаясь, старик поднимает с тротуара пивную бутылку, и вздыхает в который уже раз:
— Шо за народ такой у нас? Ни ч-чем не интересуется…
И метёт дальше, бормоча по нос…