Было дело.

images-16…Сразу же предупрежу вас, граждане, чтобы не было потом сплетен и недомолвок: события этой истории – чистейшая правда, и я постарался максимально воспроизвести всё, в самых чётких деталях. Ни дат, ни имён, ни фамилий не изменял. Кто сомневается – спросите у Паши. Он в курсе. Так что не верить мне у вас нет ни каких причин.… В то утро ни чего не предвещало неприятностей.
Солнце светило.
Ветер дул.
Павел Николаевич шёл с ночной смены домой.
И был уже выходной. Причём выходной вдвойне, потому что 9 Мая. Город с утра набирал силы для вечерних салютов. Всё было чинно и мирно, если бы ни эта проклятая лужа…
Задумавшись, Павел Николаевич плюхнул новой левой сандалией в лужу так, что промочил носок, и забрызгал штанину. Вот тут-то, пожалуй, история и начинается.
…Дело в том, что Павел Николаевич терпеть не мог неряшливости в одежде, как впрочем и во всём. Аккуратность врождённая, тэсэать…
Вздохнув, он попытался оттереть обувь платком, но сделал только хуже. Потопал как следует ногой по асфальту, и пошёл дальше, пока не дошёл до универмага “Комсомольский” на ул. Чайкиной.
Павел Николаевич точно знал, что прямо перед выходом в универмаг есть небольшая обувная лавка, где он сейчас же может купить какое-нибудь средство от своей беды. Влажные салфетки, говорят, есть специальные для обуви. Или ещё чего-нибудь там. Войдя в универмаг, Павел Николаевич стал привычно прохаживаться вдоль витрин, рассеянно читая рекламные надписи, и созерцая баночки, пузырёчки и щётки.
… И ещё одной тайной страстью Павла Николаевича были хорошие запахи парфюмерии, и он никогда не отказывал себе маленькую хитрость – нюхал с деловым видом несколько пузырьков-лосьонов, якобы выбирая, брызгал на ладонь, или пшикал себе под нос, а потом шёл по улице, благоухая шо нарцисс, и в хорошем настроении. Добрым и воспитанным был Павел Николаевич.
Так и теперь, проходя вдоль витрин, он вертел в руках коробочки, брызгал на ладонь одеколоны, оценивал запахи, и с трудом расшифровывал иностранные надписи на замысловатых пузатых пузырьках. А пузырьков и баночек было много, и Павел Николаевич, совсем разомлев от изобилия, уже рассеянно нюхал то одну, то другую пшикалку, пока читал надпись на третьей.
… Продавщица, милая высокая девушка, терпеливо поджимала губки, готовая кинуться на помощь, когда Павел Николаевич не глядя взял в руки спрей “Краска-эмульсия чёрная обувная Black-hueta”, и, задумчиво читая надпись на коробочке с духами, пшикнул  указанным спреем себе под нос…
Под носом защипало.
Потрясённая девушка, всё это время наблюдавшая, и не верившая до самого последнего момента, что Павел Николаевич пшикнет краской, испуганно взвизгнула, а когда Павел Николаевич повернулся на визг, она рассмеялась тонко и неприятно, словно пропищав что-то весёлое про Цюрих.
Павел Николаевич посмотрел в зеркальную стойку, и остолбенел, дурашливо улыбаясь.
Его нос и верхняя губа лоснились лаково-чёрной превосходной обувной эмалью, которая, если верить надписи на баллончике, высыхает в течении 3 секунд, совершенно не боится влаги, и сохраняет цвет в течении 6 месяцев, что и гарантировала фирма “Дуплекс-корпарейшн”.
Ещё не пришедший в себя, Павел Николаевич машинально полез в карман за платком, искоса поглядывая на старушку, проходившую справа, которая испуганно перекрестилась и ускорила шаг.
Потерев лицо, Павел Николаевич сделал пятно чуть больше и равномернее. Тогда Павел Николаевич потёр лицо посильнее, со скрипом, и через минуту убедился, что трёт он бесполезно, и что сделал ещё хуже – теперь вокруг матового пятна лицо у него горело истошно-красным осатанелым…
Девушка всё это время сжимала ладонями мордашку, и пыталась сдерживать смех, и это расстраивало Павла Николаевича до глубины души.
Подумав, он решил прикрыть лицо платком, пока он не дойдёт до дома, и выбежал из магазина, судорожно соображая, есть ли дома растворитель, и слушая за спиной неприличные вспрыски смеха чёрствой и бездушной продавщицы.
На этом, казалось бы, история могла бы и окончиться. Но тут произошла совершенно невообразимая нелепица.
Дело в том, что всю дорогу несчастный Павел Николаевич, всё еще не терявший надежды избавиться от краски, кидался к каждой витрине на улице, и судорожно тёр лицо, пока рядом никого не было, и делал ещё хуже.
Пробегая мимо парикмахерской, Павел Николаевич остановился возле зеркальной витрины, и опять яростно потёр измученный нос, растягивая лицо в чудовищные гримасы. В это же время из парикмахерской раздался истошный женский вопль, а на улицу выбежал мужик в белом халате, с ножницами в руках, и долго кричал обидные вещи вслед убегавшему Павлу Николаевичу. Лицо его горело мрачным стыдом, и Павел Николаевич был похож на Гитлера, которого избили, унизили и пристыдили так, что он готов сквозь землю провалиться.
Вы думаете это всё? Нет, товарищи.
Далее ненасытная судьба-злодейка, вдоволь накуражившись над Павлом Николаевичем, решила подкинуть ему шумный бенефис.
Надо же было такому случиться, что наш Павел Николаевич в таком омерзительном виде неожиданно для себя оказался в самой гуще милицейского наряда, проводящего оцепление возле площади Воинской славы по ул. Матросова. Где “Вечный огонь”, помните? Вы ж про 9 Мая не забывайте тоже. Так вот, бежит Павел Николаевич всё быстрее, платок к лицу прижимает. А полицейские смотрят на него с недоверием, а толпа людская всё гуще и гуще, и уже руку к лицу не прижмёшь, и то там, то там, нет-нет да и увидят его такой преступный макияж. И девчушка лет двадцати с плакатом “Бей фашистов!”, уже увязалась за ним, через толпу резво продирается вслед за Павлом Николаевичем, стараясь заглянуть тому в лицо, убедиться, не показалось ли, мол? А бедный Павел Николаевич и впрямь вылитый Гитлер…
И вот прямо перед выходом Павла Николаевича затискали так, что он уже и не прикрывается, лишь бы не упасть. Вот тут-то он и попал под всеобщее негодование. Думали поиздеваться пришла сволочь над святынями в праздник.
Сколько нехороших, несправедливых и обидных окриков выслушал Павел Николаевич, если бы вы знали! А сколько незаслуженных пинков под зад и пиханий в спину!.. И как не кричал, как не божился бедный Павел Николаевич, что это, мол, недоразумение, а его за шиворот выволокли из толпы, и швырнули в сторону, и нецензурно пообещали лишить достоинства, если ещё раз тут увидят его.
И пришёл домой Павел Николаевич совершенно подавленный и разбитый.
А самое печальное – не нашёл дома растворителя.
А когда чистился в ванной, обнаружил на спине пиджака ещё и надпись мелом “пидорас”…
… Краска сошла только через пару дней. Всё это время Павел Николаевич совершенно несчастный сидел дома.
И лицо горело неделю, не меньше.
Не верите,  сами попробуйте…

Один комментарий

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line