Неприятная эта история произошла так давно, что уже можно и написать и о ней.
Жил я в небольшом казахстанском городке на берегу Каспия, в родном Актау. Прекрасный городок, который зацветёт ещё пышным цветом, и займёт достойное место среди курортных городов, вот увидите.
И в наш двор каждый день приходил неприятный мужик с огромным псом. Мужик был всё время под хмельком, хорошо одет, но помят “со вчерашнего”. Здоровенная злотая цепь на дубе том, такой же массивный браслет… Мужик шумно харкался, подкуривая, а его пёс самостоятельно бегал по большому двору (наш двор находится на самой окраине района, за домами сразу пустыри и уже песчаный берег седого Каспия, это в 3-а микрорайоне, через дорогу тут парк, поликлиника и море потом, короче).
И вот пёс носится молча туда-сюда, а пёс страшный. Массивный, закалённый в драках стафф, квадратный лоб, сплошные мышцы, голова в треть тела, челюсти, как у динозавра, ей-богу… Маленькие бесцветные глазки, и слюна на здоровенных клыках. У пса на шее шипастый ошейник, и вообще нет поводка, и в крайних случаях мужик тащит рычащего пса прямо за этот ошейник.
Боже, как он его бил!.. Караул какой-то.. Пёс всё время кидался на прохожих. Нет, никого он не кусал, но всё-время забегал спереди и останавливал, злобно лая и выдирая комья земли когтями задней лапы. Перепуганный насмерть прохожий прикрывал судорожно грудь руками, пока мужик подбегал с криками “Бакс, нельзя!”, и беспощадно бил пса. Но Бакс на это не особо реагировал, и лаял ещё громче, не давая прохожему пройти, и мужик, матерясь в сердцах, оттаскивал упирающегося пса за ошейник, и пинал его ногами. Я не раз видел, что мужик швырял при этом в Бакса здоровенными камнями, и попадал всё-время! И пёс не мгновение замолкал, коротко взвизгнув, но тут же принимался гулко лаять заново.
… На мужика жители двора пытались “наезжать”, призывая к совести. Но это было чревато – только какая-нибудь апашка рот раскроет – Бакс уже в метре от неё, пена изо рта, истошный лай, когтями асфальт царапает.
После таких концертов мужик обычно шумно лупил Бакса и они уходили нервно, и возвращались через пол дня. А я тосковал, понимая, что встреча моя с Баксом неизбежна.
И вот мы встретились.
… Я скакал на обед домой, и на обед я опаздывал безбожно.
Жена на пол-дороге завернула меня в магазин, а там я в очереди проторчал, и вот от моего обеда осталось минут двадцать, и я бегу через двор с рвущимися пакетами в руках, да ещё и лелею встречу с унитазом, пардон. По “маленькому”… И вот через весь двор ко мне мчится Бакс, и я охреневаю слегка, потому как Бакс загоняет меня в угол лестницы, откуда я могу выйти только перепрыгнув через Бакса. Его пьяный хозяин только-только показался из-за угла дома на перекрёстке, и вот он стоит “на светофоре”, а потом не спеша идёт через двор с банкой пива в руке, из далека тщетно пытаясь вставить между лаянием собаки: “Не бойтесь! Он не укусит!” А всё это время Бакс роет задней лапой яму, заливаясь лаем и брызгая слюной в полуметре от меня, и я наливаюсь густым ядом. Если бы не пакеты, ей-богу… Перспектива рассыпать помидоры и молоко…
… Мужик допивает, наконец, пиво, и, бросив на ходу банку в урну, переходит на лёгкий бег, сморкаясь на бегу:
— Бакс!.. Бакс!.. Нельзя!..
И опять избиение Бакса и увод его за ошейник, а я хочу сказать мужику строго, “Слышь, ты!..”, но не говорю, задыхаясь от злости…
Я готовлюсь убить пса.
Ей-богу.
Говорю вам на полном серьёзе, как на духу: я мрачно поднимаюсь в подъезде, наплевав уже на обед, и у меня в голове чётко щёлкают перфоленты, и я отбрасываю один за одним варианты убийства. Мужик каждый вечер гуляет прямо в парке, не далеко от нашего двора. Парк густой, длинные дорожки, редкие фонари. Пёс в темноте то там, то тут кидается на редких прохожих, и мужик в сумраке лениво орёт, находя пса на звук, и всё время слышен женский визг и проклятия.
… Ближе к вечеру уже я хмуро и молча ужинал, удивляя жену, невпопад отвечал, оттачивая план убийства до деталей.
Молоток на длинной ручке… Надо зайти в парк со стороны больницы. Там вообще люди вечером не ходят… Туда же потом и уйти… Обойти автостоянку, и вернуться, как ни в чём не бывало домой…
Товарищи! Я на полном серьёзе был готов это сделать!
… Собака тупая и упрямая… Совершенно не боится… Я видел, как очередной прохожий замахивался на неё, угрожая ударить портфелем, собака и ухом не повела… Отвлечь левой рукой… Хороший и точный удар прямо в лоб… И ещё сразу же… Именно в голову… Чтобы не мучилась… И ходу… По темноте… Молоток в кусты… Иду-курю… Руки в карманах…
… Дело в том, что жена моя не раз мне жаловалась – не возможно гулять с коляской. Проклятая псина не даёт проходу. Во двор выходишь, озираешься по сторонам…
Вспомнив это, я решительно поставил жирную точку.
(Нет-нет-нет… Перестаньте, прошу вас. Я повторюсь – это был 93-й год. И в то время, вспомните, какая к чёрту милиция?.. Бардак такой был, что… У нас опорный пункт был откровенно закрыт целый год!.. Соседка жаловалась: “Позвонила “02”, а мне говорят – не приедем. Бензина нет!”.. О чём вы?..)
… Одеваясь во всё чёрное, я нервно посмеивался про себя, с удивлением отмечая, что из меня вышел бы неплохой наёмник. Башка работала, как часы. Даже обувь я надел чёрную, мысленно прорабатывая форс-мажоры. Если мужик будет очень близко – надо просто уходить, меняя позицию… И вообще, нужно приближаться медленно, изучая обстановку… Потом чуть-чуть посвистеть из далека… Псина сама прибежит… По темнее местечко выбрать…
… Летний вечер на удивление тих и чёрен. Звёзды слезятся сквозь кроны карагача. Чем глубже в парк, тем темнее и тише. Поток машин мерно гудит сбоку.
Я спустился по аллее, и стало совсем темно и тихо. Стараясь обходить фонари, я с удовольствием заметил, что очутился в середине парка совершенно ни кем не замеченный. Вдалеке вскрикнула женщина и послышался мужик:
— Бакс!.. Фу, с-сука!..
Хорошо…
Выйдя к углу забора поликлиники, я обнаружил идеальную позицию.
Место тут открытое по всей аллее. Только луна освещает несколько лавочек, кусты жиды.
Замерев и прислушавшись, я положил молоток на край заборчика и размял руки. Мужик с собакой непременно выйдет на меня.
Вон они…
На серой аллее тяжело закачалось бледное пятно. Бакс почти полностью белый. Бегает он тяжело, масса большая, язык болтается на брыльях. В тишине слышен звук когтей по асфальту. Далеко слева вспыхнул огонёк, освещая прикуривающего мужика.
Отлично. Мужик совсем далеко, а пёс уже рядышком.
Я легонько посвистел, и пёс остановился, подняв голову.
— Фить-фить… Иди сюда!
Пёс удивлённо таращится, задрал обрубки ушей, сделал пару шагов, словно утку в кустах ищет. Я удобно сжал молоток.
— Фить-фить…,– делаю шаг навстречу, и пёс срывается ко мне, не веря своему счастью.
… Подбежав на метр, он лает, но как мне кажется совсем не злобно, а с интересом, даже хвостом виляет, дурак. Пару раз гавкнет и в глаза смотрит, словно поиграть приглашает, лапами перебирает, к земле прижимается. Тупая псина… Чуть-чуть ближе бы…
Я медленно приближаюсь, удобно держа молоток на плече. Расстояние надо сократить для удара… А потом один точный и короткий… Прямо в лоб… Молоточек монтажный… Кирпич хорошо колоть… Как кирка альпиниста… Мужика не видать и не слыхать…

… Я не ударил его.
Хмуро сплюнув, я недобро замахнулся свободной рукой:
— Ну-ка!.. Пошёл вон! Придурок.
И демонстративно пошёл на пса, будто разговор окончен, и пёс отскочил в сторону, удивлённо рыкнув и задрав на меня морду, а я специально шагаю прямо на него, надеясь, что он что-то сделает, и он опять отскакивает, совершенно сбитый с толку.
— Ещё раз увижу…,– чё-то хотел сказать я, и спокойно прошёл по траве, вышел на асфальтовую дорожку,– Рожа тупая…
… Отойдя на сотню шагов, я оглянулся. Пёс так и стоял, молча обернувшись на меня в пол оборота.

Мы переехали в другой район через пару месяцев. И у меня родилась дочь. И всё завертелось, ремонт, покупка машины, смена работы, когда по городу прокатилась недобрая весть.
“… В одном из дворов старых районов,– писали в местной газете,– Собака бойцовой породы укусила девочку восьми месяцев за лицо…”
В парке гуляла девушка с коляской. Собака подбежала и сунула в коляску морду. А коляска летняя, небольшая. Что произошло не понятно. То ли ребёнок закричал, то ли ручку сунул, но пёс легко цапнул девочку прямо за лицо. Говорили, что ребёнку пришивали ухо к щеке, чтобы кожа тянулась, нарастая. Бог его знает, слухов ходило куча.
“… Почти сутки собаку в парке ловили вызванные кинологические службы. Собака усыплена. Хозяин собаки не установлен…”
До сих пор не знаю: Бакс это был, или нет?