Аджика. - Алик Гасанов

Аджика.

2a895620bfc15ba2d8b8a5f20fdc89e3_w600_h400_cp… В Пензенский детский дом восьмилетняя Куралай поступила два года назад.
… Бабушка Алуа вдруг запричитала как-то, и легла «полежать». Через пару часов она затихла и перестала дышать. Куралай несколько часов сидела рядом, смотрела на бабушкин рот, и ждала, когда та смешно выдохнет «охохохо-эх-ха!», откроет глаза, и скажет привычно: «Ну? Как ты, жаным-наным?» Просидев в тишине возле бабушки почти сутки, Куралай постучала к соседям из 47-й квартиры, и через полчаса узнала, что бабушка умерла. В течении всего дня в квартиру без стука и не разуваясь входили незнакомые люди, милиционеры, соседи и очень пьяная тётя Лера из 47-й квартиры, которая неприятно сильно гладила по голове липкой рукой, и слезливо дышала в лицо: «Сир-ротка ты…» Строгая тётя в форме перекрыла краны в ванне и газ на кухне, закрыла дверь на балкон, и вывела Куралай на улицу, прилепив лоскут бумаги со стены на дверь квартиры. Потом Куралай привели на остановку, и эта тётя привезла её в детдом.

… — Шестнадцать лет работаю тут, а такого ребёнка ещё не видела. Представляешь?.. И вроди хорошая девочка, аккуратная, косички всё время сама плетёт, и чистенькая, хоть и чурочка. А всё равно… Вот не лежит душа, хоть убей!.. Не лежит, и всё!.., — Раиса Васильевна поджимает губы: хоть убей!, — И не плачет никогда, и не жалуется. Другие вон как – воет с утра до вечера: мама! мама!, а эта – хоть бы что. С бабкой жила она в последнее время. Она и бабка её. Мамка нагуляла её, или что, бог их знает. Бабка померла, а её к нам, значит… Квартирку один “деловой” прибрал удачно. На пустом месте… Повезло человеку. Угу… Ты куда ложишь? Куда ты ложишь-то? Ты смотришь, куда ты ложишь?
— С девяносто третьего по девяносто восьмой, Раиса Васильевна. Вы ж сами сказали?..
— Да ты смотри, куда ложишь! Катя! Ну чего ты тут накидала? Так и я накидать могу. Куда ты суёшь-то?
— Вот карточки девяносто третьего… Я и кладу…
— “Кладу!”… Кладёт она!.. Ты посмотри, какого “девяносто третьего”?! Вот, смотри… И вот. И вот тоже! Где девяносто третий? Ты куда ложишь? И вот тоже!! Мне так не надо! Куда ты ложишь?.. Кладёт она!..
… Через полчаса в медкабинете приём. Раиса Васильевна и бестолковая практикантка Катя принимают «девяносто третьих для прививки».
… — Вот ты смотри сейчас, смотри. Масатова эта зайдёт сейчас сюда опять, и начнёт комедию ломать тут: «Посмотрите, какая я несчастная, люди добрые!.. Хоть мне и хреново, но я такая гордая и смелая. Хоть и сиротка я…». Вот смотри!., – Раиса Васильевна смеётся от души, и Катя вежливо поджимает губки, не понимая, как реагировать, — Представляешь; я ей на днях “хлористый” пять кубов вкалываю быстро-быстро, специально! Думаю, сейчас завизжит от боли. Нет!.. Молчит. У самой аж губы белые, на ногах еле-еле стоит, а терпит. «Посмотрите, как терплю я, хоть вы и быстро колете мне.» Представляешь? Вот смотри-смотри. Маленькая, а смотри-ко, дрянь какая… Следующий!
Куралай постучала и вошла.
— И зачем ты стучишь опять? Я же говорила тебе уже: если сказано «следующий!», то какой же дурак стучит? Ты по-русски понимаешь? А? Сюда иди. Чего там стоишь?
Раиса Васильевна оглядывается в сердцах на Катю, всем видом показывая: «Нет, представляешь?»
— Сюда подойди. Нет не сюда. Сюда. Ближе. Ещё ближе, бестолочь. Ближе, говорю! Не слышишь, что ли?.. Вот сюда, к столу. Ещё ближе!.. Как фамилия?
Куралай сглатывает, глядя под ноги:
— Куралай Масатова.

— Как?
— Куралай… Масатова.
— Ты громче можешь говорить?.. А? Громче можешь говорить, я спрашиваю?
Раиса Васильевна, сидя, подъезжает на стуле, придвигает лицо к самой голове ребёнка,  и, выдержав горькую паузу, неожиданно громко спрашивает:
— А?!..
Куралай вздрагивает и цепенеет, втягивая шею. Катя застыла за столом.
…– Или ты по-русски говорить не научилась?, — Раиса Васильевна смотрит с сожалением, поджав верхнюю губу, — Чё ты молчишь-то? А? Ты чё молчишь-то всё время? А?..
Дальше длится тягостная минутная пауза, после которой Раиса Васильевна с силой отъёзжает от Куралай, и качает головой Кате, вздыхая:
— Нет, ну ты видела?
Повернувшись к девочке, Раиса Васильвна опять вздыхает обречённо и горько:
— Иди!.. Иди-иди, чтоб глаза мои тебя не видели. Одно слово – чурка, прости Господи… Следующий!
Куралай выходит, и Раиса пытается сосредоточиться на бумагах:
— Что за ребёнок такой? То ей – не так, это ей не эдак! Представляешь?.. «Аджикой» дети прозвали. А детей ведь не обманешь, Катя. Да! Дети мудрее нас. Аджика – она и есть аджика…
… «Аджикой» Куралай дети прозвали за частый ночной плач у окошка: «Аже, кайда сен?»*
_______________-«Аже, кайда сен?»* (каз. яз.) – Бабушка, где ты?

4 комментария

  1. Вот же ж сука, а!? У меня классная была, учитель физкультуры, одын в одын. Тоже всё кофа ложила в чашки и меня терпеть не могла. И тоже ж глухую строила, всё я ей тихо фамилие с именем произносила… ух, вспомнила

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Алик Гасанов

Чтобы объяснить, откуда я родом, обычно спрашиваю: фильм "Белое солнце пустыни" помните? Вот я именно из тех краёв. Родился и вырос я на берегу Каспия, в г. Актау (бывший Шевченко). Сочиняю редко, чаще пересказываю реальные истории. В своих повествованиях прежде всего я ценю уважительное отношение к читателю. Просто рассказываю историю, а о чём она - каждый поймёт по своему.

Вход

Войти с помощью: 

Сейчас на сайте

Никого нет on-line